Франков и Суркис. Сказка про белого осла

Як я сказав учора – усі статті Жені Панкратова в моєму архіві закінчилися. Але…

Але є у мене ще одна стаття. У файлі під назвою “Франков и Суркис”.

Її опублікував на форумі Франкова (вже після того, як Артем пішов звідти, і форум перетворився просто на місце спілкування читачів журналу та любителів футболу) один із адмінів. Підписана вона ніком “МЫШКА НА СЕРВЕРЕ”. Темою статті є поразка “Динамо” у матчі-відповіді з “Туном” – у тому самому, так. Власне, не стільки матч, скільки стаття (статті) у журналі “Футбол”, присвячена(і) тому матчу.

Я питав у людини, яка тоді, влітку 2005-го (16,5 років тому!) публікувала цей текст. Вона не пам’ятає, хто є його автором. Але інші ветерани форума, до яких я звернувся, на 90% стверджують, що цей текст належить саме Жені.

Прочитайте текст – і ви побачите, що за стилем (а ви уже бачили у мене на сайті дев’ять текстів Панкратова саме того часу – і можете порівняти) він справді дуже схожий на його тексти. Нагадаю вам ще статтю про загибель “Пахтакора” – “Оставшиеся на небесах“. Порівняйте ці два тексти. Як на мене, дуже схоже.

Втім, я не можу стверджувати на 100%.

Але від цього сам текст – хто б не був його автором – не стає менш вартісним. Не втрачає гостроти. От уміли ж люди в середині позаминулого (позаминулого? мама мія…) десятиліття писати ТАКІ тексти. 

Я вам зізнаюся чесно – я перечитую його регулярно. Це взагалі текст, який я у своєму житті перечитував найчастіше. Настільки він мене вразив тоді, настільки він мені подобається зараз. Ні, не тому, що наїзд на Франкова 🙂 Просто він так зроблений, що ним не можна не захоплюватися.

І неважливо, хто його написав. Неважливо, чи писав його Женя Панкратов. Ми все одно будемо про нього пам’ятати. І перечитувати його тексти теж. Вічна йому пам’ять. І вічний спокій його неспокійній душі. Прощай, колего…

*****************************************************

Непростой наезд от МЫШКИ НА СЕРВЕРЕ

СКАЗКА ПРО БЕЛОГО ОСЛА

Плюющим семечки и ни хрена не смыслящим в футболе посвящается.

Еженедельник «Футбол» читаю давно, почти с момента возникновения нынешней редколлегии, читаю с любопытством. Повидал в нем всякое, хорошее и плохое, сильное, слабое и так себе, однако редакционная статья Франкова, а также довесок к ней за подписью Шахова в 32 номере «Футбола» стали для меня настоящим откровением. Оба этих материала увидели свет как раз после первого за последние девять лет провала киевского «Динамо» в квалификации Лиги чемпионов, лишения киевлян любых еврокубков на ближайший сезон, и это, очевидно, требовало как никогда решительного разговора о проблемах в футбольном хозяйстве самого популярного украинского клуба.

Еще большим откровением стала для меня реакция на эту статью на форуме того же Франкова. Нашлось немало посетителей, которые рассыпались в благодарностях главному редактору, присовокупив к ним восторженные отзывы вроде «Давно не читал таких острых и принципиальных статей!.. Вершина аналитики!.. Отличная вещь!.. Так держать!..» и т.п. И тут же смайлики аплодирующих ладоней. И тут же по-мужски выдержанные скупые ответы редактора-администратора – «Спасибо… Стараемся…». Правда, были и единицы критически настроенных, но в целом публика сошлась во мнении, что ей явили едва ли не лучший футбольный материал последнего пятилетия.

Признаюсь, сначала, так уж получилось, я ознакомился с отзывами на форуме и только потом, во вторник вечером, с самой статьей. Первое впечатление, и не могу сказать, что совсем неожиданно, полностью совпало с мнением одного из критиков – агитка, передовица «Правды». Пришлось прочитать еще раз.

Впечатление усилилось. После еще одного прочтения с карандашом в руках и регулярными консультациями с предыдущими номерами еженедельника понял, что должен как-то отреагировать. Хотя и отчетливо осознавал, что реакция моя, как и реакция всех остальных читателей «Футбола», Франкова ничуть не интересует. Точно так же, как его, давнего и последовательного поклонника «Челси» и «Металлиста», никогда и ни в малейшей степени не интересовала судьба «Динамо». В чем я окончательно убедился после внимательного изучения статьи.

Итак, караул, позор, трагедия, катастрофа – по выражению самого же Франкова. Всё это вопияло о необходимости тщательного разбора причин трагедии, максимально жесткой их оценки и воздаяния по заслугам причастным и примазавшимся. И вот он, этот тщательный разбор, перед нами. Под традиционно улыбающимся лицом главного редактора, снабженный традиционно каламбуристым названием «Вотще и в «Туне» и традиционно щедро уснащенный эпиграфами. Очень, замечу, уместными и многозначительными. Жаль, что их многозначительность так и не получила развития. Жаль, что Франков по примеру упомянутой им в одном из эпиграфов немки на вопрос об упавшем на голову цветочном горшке не ответил коротко и внятно – «цветочный горшок», а принялся рассуждать как раз о «случайности и судьбе».

Примечательно уже само начало статьи: «К сожалению, пока еще не состоялось общения с руководством «Динамо». Жаль – встреча и откровенный разговор напрашиваются…» (№ 32, стр.3, кол.1). Ладно, с руководством не получилось, а с игроками? Напомню, с момента катастрофы в Берне, с, возможно, переломного для судьбы и истории «Динамо» матча до написания статьи прошло трое или четверо суток. Коллеги Франкова из других газет успели встретиться с Шацких, Чернатом, Ребровым, еще, по-моему, с рядом футболистов, взять у них небольшие, но достаточно информативные интервью. Но не беда, ведь наш герой не склонен искать простых путей. Он самодостаточен. И он сам в состоянии дать ответ на любой вопрос. Ну что же, грех не послушать ведущего футбольного журналиста Украины и просто умного человека.

ТАК КТО ЖЕ ВСЕ-ТАКИ ВИНОВАТ?

Сейчас будут матч разбирать, подумал я. Ну, где же? Ага! «…Анализировать игру невозможно по причине отсутствия таковой», – удрученно качает головой главный редактор. (№ 32, стр.3, кол.4). Вот те на! Это что же, моментов не было, так и написать о матче нечего? Интересное произведение молодого автора. Ладно, посмотрим, что этот Штирлиц еще выкинет.

«…Моя позиция такова. Буряк и игроки виноваты, очень виноваты, но они – лишь вторичная причина…» (№ 32, стр.3, кол.1). Отлично сказано, обрадовался я, потирая руки в предвкушении скандала, вот теперь бы хорошо подробнее о первичной причине. Но, как ни странно, затем на три с половиной колонки, вплоть до самой последней точки раздела «Кто виноват?», эта первичная причина ушла в густую тень, и ее незримое присутствие обозначил лишь глухой намек Франкова «Подлинная и очень большая ответственность за происшедшее лежит на руководстве клуба. Чуть ниже я попытаюсь показать, насколько она велика…» (№ 32, стр.3, кол.2). Ладно, согласился я, действительно трудно вот так сразу с первой строчки зарядить в лоб руководству клуба, тут разбег немалый нужен, решимость. Это вам не «тормозов» с форума на хер посылать. Не буду торопиться, доберусь и до руководства. А пока что понаблюдаю, как автор превращает в вегетарианскую отбивную Леонида Буряка, еще одного виновника происшествия.

«…Пресс-конференции Леонида Иосифовича всегда отличались редкой информативностью <…>. За <…> четыре года он ничему не научился. Неумение разговаривать и внятно объяснять так и осталось. Помню, как у нас с Шаховым волосы дыбом встали на первой прессухе Буряка в качестве наставника «Динамо» <…>. Издеваться не стали…» (№ 32, стр.3, кол.2-3). Вот тут я чтение прервал, так как кое-что вспомнил. Где же оно? Ага, вот! «Леонида Иосифовича официально представили <…> в пятницу на пресс-конференции. Я лично задал несколько вопросов, на которые получил весьма внятные ответы…» (№ 25, стр.3, кол.2). Ощущаете некое легкое несоответствие? Как сказал бы капитан Жеглов, «это несколько подмывает показания соседа». Всего за полтора месяца внятные ответы Леонида Буряка превратились в его полное неумение внятно объяснять, тянущееся к тому же уже целых четыре года. Как нередко выражается сам Франков, поздравляю вас соврамши. И даже не интересно, когда именно соврамши – в середине июня, когда сам господин главный редактор лично задавал вопросы и лично получал на них внятные ответы, или в начале августа, когда у него волосы стояли дыбом, но соврамши несомненно. Воистину «…Народ соревнуется – кто ловчее да больнее уязвит, кто на каком слове поймает…» (№ 32, стр.3, кол.1). И Франков в первых рядах соревнующихся.

Ну а в чем же еще повинен Леонид Буряк? Оказывается, есть несколько серьезных претензий. 1) «…С готовностью взвалив на себя ответственность, он очень быстро обнаружил, что не в состоянии по-настоящему властвовать положением…» (№ 32, стр.3, кол.2); 2) взял в Берн слишком много игроков – то ли 25, то ли 26, даже сам запутался; 3) история с Ребровым; 4) странная замена – «снимаем с игры нападающего, заменяя его другим, якобы отлично проявившим себя на тренировках».

КТО ВЫ, ЛЕОНИД БУРЯК?

Пункт первый. Позвольте, какая же это претензия, если сам Франков на той же странице дает исчерпывающий ответ «…Буряк пришел в команду, которая уже была больна, причем, похоже, тяжело. Больна отсутствием коллектива, пренебрежительным, непрофессиональным отношением игроков к своим обязанностям и чести клуба…» (№ 32, стр.3, кол.4)?! Тут же, тремя строчками ниже, автор горестно разводит руками: «Когда это началось <…> – вопрос не ко мне». И тут же, в самом низу той же колонки, деловито отвечает на вопрос «не к нему»: «Началось это давно <…>, в далеком 2000-м, когда началось пресловутое строительство новой команды…»

Итак, человек пришел в давно и тяжело больную команду, где нет коллектива, а есть только непрофессионалы, пренебрежительно относящиеся к своим обязанностям и чести клуба. От него требуют за полтора месяца вылечить болезнь, которая тянется уже 5 лет, с 2000-го года, еще с того времени, когда был жив и руководил «Динамо» Лобановский. Шансов быстро изменить ситуацию к лучшему у такого человека минимум, он пришел вычищать, извините, чужое дерьмо, горы чужого дерьма, настоящие авгиевы конюшни, и если он все-таки чего-то добьется, то это следует расценивать как прыжок выше головы, даже как подвиг. Однако вместо того, чтобы попытаться вспомнить, кто же в команде был бессменно все эти пять лет, от кого многое, если не всё, в этой команде зависело и кто довел команду до того плачевного состояния, в каком принял ее новый наставник, Франков выбирает себе жупел в лице всё того же Леонида Буряка, который, очевидно, вряд ли был уже в состоянии чем-либо помешать процессу разложения. Чтобы усугубить его вину, болезнь представлена в виде тривиально вросшего ногтя, а сам Буряк – в виде хирурга, зарезавшего пациента. Крепкие ассоциации, ничего не скажешь. Нужно считать всех своих читателей болванами, чтобы тяжелую многолетнюю болезнь, раковую опухоль с метастазами, выдать за тривиально вросший ноготь, а Леонида Буряка, внештатного педиатра с отсутствием опыта и полномочий, за убеленного сединами хирурга. Нужно не ставить своих читателей ни в грош, чтобы долгий и постоянный регресс команды свести к единственному поражению от посредственного швейцарского клуба без имени и истории, хотя и, не спорю, в высшей степени досадного поражения. Нужно, наконец, не уважать самого себя, чтобы конечный итог многолетней болезни – смерть – выдать за ее причину. «Вскрытие показало, что чукча умер от вскрытия» – это бородатый анекдот, а не попытка анализа тупиковой ситуации.

Никто не снимает вины с Леонида Буряка. Но справедливости и логики ради следовало бы признать очевидную вещь – его вина заключается в том лишь, что он, посидев в клубе на должности спортивного директора и разобравшись в положении дел, в ответ на предложение возглавить «Динамо» не ушел в глухой монастырь, а все-таки дал согласие на эту авантюру, соблазнившись то ли неплохим заработком, то ли возможностью порулить родной командой, как это до него проделывали многие экс-динамовцы, то ли тем и другим одновременно. И только! Не надо на него вешать чужих собак. И не хирургом его надо представлять, а тем, кем он был с самого начала тренерства – сиделкой, призванной скрасить последние минуты умирающего и облегчить его страдания. Нелепо обвинять сиделку в том, что смертельно больной пациент отбросил коньки именно во время ее дежурства.

Примечательно, что поначалу Франков примерно так Буряка и характеризовал. Достаточно перечитать его статью «Директор» (спецвыпуск № 4 от 7 апреля): «…По большому счету, приход Буряка либо не означает ничего особенного <…>, либо явственно означает: «У нас всё идет нормально, клуб развивается по плану, команда играет успешно». А я с этим не согласен…» (стр.3, кол.2). Или более позднюю статью «Три новых тренера» (№ 25): «…Приход Буряка на пост главного тренера «Динамо», по идее, мало что изменит и хуже вряд ли способен сделать…» (стр.3, кол. 3), «…Новый главный явился, а в клубе уже сверстаны все программы подготовки» (там же). То есть уже тогда, в середине июня, Франков всё видел и всё понимал. Вот бы когда, если ты в самом деле всей душой болеешь за команду, ударить в колокол! Заорать на всю страну, используя трибуну главного редактора ведущего футбольного издания Украины: «Да что вы там, совсем с ума все посходили?! До каких пор мы будем наблюдать этот выгул временщиков на динамовском газоне?! Вы же только что яму самим себе еще на полметра углубили!». Но Франков ограничился туманными предостережениями, да и те еще больше спрятал за привычными реверансами: «…Легендарный футболист и достаточно заметный тренер…» (спецвыпуск № 4, стр.3, кол.1), «…И скажите, что это плохо…» (там же), «…Хочется верить в лучшее…» (там же), «Удачи, Леонид Иосифович, родной вы наш и динамовский, в добрый путь» (№ 25, стр.3, кол.4).

Ну а как иначе? Стать на принципиальную и честную позицию протеста против назначения Буряка, его неприятия как никудышного тренера значило пойти на открытую конфронтацию с руководством клуба и его президентом, усомниться в их управленческих способностях, прямым, по сути, текстом заявить об очередном проявлении их полной некомпетентности. А это было чревато штрафными санкциями и долгим «отлучением от тела», как однажды, помнится, уже приключилось с Франковым лет шесть назад, когда он был не столь опытен и как-то раз имел неосторожность назвать вещи своими именами. Помним, сам жаловался. А он помнит пуще всех. Набитая тогда шишка мешает ему до сих пор. Как спеть былину о руководящей роли братьев Суркисов в прогрессе украинского футбола и их неугасимой любви к «Динамо», так еще ничего, а как свое мнение высказать, так сразу мешает. Вот и разрывается несчастный главный редактор между желанием и рыбки поесть, и куда-нибудь при этом присесть. Чтобы не кушать стоя.

Помним мы и один из жизненных принципов Франкова, неоднократно озвученный им в редакционных статьях, – «Смерть дуракам! А падающего – подтолкни!». В статье «Вотще и в «Туне» этот принцип проявился в полной мере. Буряк объявлен дураком, вот его и толкнем всем миром, а я умный, меня так просто не сдвинешь!

ЗАЧЕМ СТОЛЬКО ФУТБОЛИСТОВ ЛЕТАЛО В БЕРН?

Переходим к пункту два, над которым Франков лихо поиздевался: «…Всякий чуть-чуть соображающий мог убедиться, что игроков 26, и задаться вопросом – это что, чувство юмора такое?..» (№ 32, стр.3, кол.3). Такой себе иронический неприкрытый намек на то, что главный тренер вообще уже соображать перестал, даже до тридцати считать не умеет. Очень смешно, но главному редактору еженедельника «Футбол» стоило бы «задаться вопросом», более актуальным и полезным для работы ума – а с чьей санкции было так немыслимо раздуто число кандидатов на ответственную игру?

Представьте себе: приходит Леонид Буряк к президенту и говорит: «Игорь Михалыч, я тут решил в список делегации внести сразу 26 футболистов». – «Ух ты! – говорит Суркис. – А сколько нам в заявку на игру надо?». – «Восемнадцать, кажись». – «Ну так а чего тогда всего 26? Не мало будет?». – «Маловато, конечно, Игорь Михалыч, – вздыхает Буряк. – Я хотел еще Дмитрулина с Романчуком вписать, да травмированы они». – «А эти… ну как их там… Дедечко с Нинковичем?». – «Да ну их на фиг, молодые еще!». – «Жаль, – говорит Суркис. – А так было бы здорово – ровно тридцать! И никому до последнего момента ни слова, кто выйдет! Класс, а? Вот швейцары бошки поломают!». – «Швейцарцы», – робко поправляет Буряк. «Да не один ли хрен! Слушай, а может этих двоих впишем, из «Футбола» которые, – Франкова и Шахова! Во улёт будет!». – «Оно хорошо бы, – чешет в затылке Буряк, – да стремно как-то. Их в заявке на Лигу нет. Дисквалифицируют еще». – «Да хрен с ним! Всё равно вылетать!..»

Представили? Какой президент, если у него, конечно, на плечах не кочан капусты, вот так возьмет и запросто подмахнет тренеру список на 26 футболистов, не поинтересуясь даже, зачем столько? Не спросив, а определен ли круг из 13-14 основных, которые выйдут в основе и на замену? И стоит ли понапрасну тягать с собой тех, кто не выйдет ни под каким соусом? И зачем серьезнейшую и ответственнейшую служебную командировку превращать в развлекательный круиз? А может быть, Суркис вообще не требовал показать ему этот список? Или не обратил на него никакого внимания? Какой он тогда, к монахам, президент?

Есть только два разумных объяснения. Первое: президент Игорь Суркис всецело доверился опыту и мастерству тренера Леонида Буряка. Но тогда мы вынуждены констатировать, что Игорь Суркис – полный осёл, потому что даже не вхожий на динамовскую кухню Франков еще полтора месяца назад предупреждал: «Буряк на посту главного тренера «Динамо» ничего не изменит!» Второе: президент Игорь Суркис клал на тренера Леонида Буряка с прибором и сам санкционировал вывоз сразу 26 игроков с целью устроить из команды торговый ряд под лозунгом «Налетай, не ленись, покупай живопись!» и презентацией по мере необходимости образцов товара перед покупателями. Но тогда как это согласуется с его пылкой любовью и абсолютным погружением в заботы родного «Динамо»?

И зачем тогда пинать за это Буряка? Ах да! «Падающего – подтолкни!»

ПОЧЕМУ НЕ ИГРАЛ РЕБРОВ?

Очень странная история, которая требовала пристального внимания со стороны самого принципиального и рассудительного главного редактора Украины. Он же ограничился тем, что повторил сказанное комментатором матча – Ребров тренировался непосредственно перед игрой, но не попал даже в заявку – и словами самого Реброва после матча – какая еще травма?! Быть для этого главным редактором не обязательно. Репортаж я смотрел, интервью с Ребровым читал, в переводчике с украинского на русский не нуждаюсь.

Чуть больше сказал Шахов: «…Почему в заявку не попали Верпаковскис и Ребров? Ребров, к слову, этого не знает. Зато знает Буряк: «Реброву 31 июля сделали три укола». Ага, а матч играли 3 августа…» (№ 32, стр.8, кол.2). Черт с ним, с Верпаковскисом, свой уровень он показал еще в Киеве, а вот Ребров – это интересно. Тут бы самое время схватить лопату пошире и копнуть поглубже. Что ж там такое действительно было? Какие-то непонятные уколы за трое суток до матча, сам Ребров криком кричит – были небольшие проблемы, но не в день игры, я бы на такой матч вообще на одной ноге играть вышел! А Буряк его не то что в запас, даже в заявку не включил. Загадка. Нонсенс.

Представим себе еще одну картинку. Буряк Суркису перед матчем: «Игорь Михалыч, тут у меня идея замечательная появилась!» – «Ну-ка, ну-ка, поделись». – «У нас сколько нападающих? Пятеро?» – «Ну, пятеро». – «Из них трое совсем никакие, правильно?» – «Ну, никакие». – «Только Шацких и Ребров бегают, правильно?» – «Ну, бегают». – «Вот я и подумал – а давайте-ка мы Реброва в заявку не включим!» – «Это почему?» – «Да вы подумайте только – швейцарцы-то о наших проблемах знают? Знают. Вы сами Реброва назвали своей личной ответственностью? Назвали. Сказали, что очень сильно в него верите? Сказали! И тут он у нас даже в заявку не попадает! Представляете, как они здорово удивятся? Весь матч удивленные бегать будут – вот мы их голыми руками и возьмем!» – «Да уж, Леонид Иосифыч! – говорит Суркис. – Ну и голова у тебя. Прямо Дом Советов, а не голова! Давай валяй без Реброва!».

Смешно? Да нет, бред какой-то. Но нам предлагают в него поверить. Поверить в то, что президент Суркис, инициировавший возвращение Реброва, заплативший за него немалые деньги, либо полностью доверял интуиции Буряка, но тогда он осёл (см. предыдущую главу), либо вообще не был знаком с заявкой «Динамо» и отсутствие в ней Реброва стало для него такой же неожиданностью, как и для нас с вами, но тогда он не президент (см. там же).

Здравый смысл подсказывает, что Ребров скорее всего пал жертвой неуставных отношений и дисциплинарного взыскания. В том смысле, что распустил язык больше, чем дозволено подчиненному. О том, как фривольно обращаются к Леониду Буряку некоторые игроки, мы наслышаны по матчу «Динамо» с «Ильичевцем». Там половина присутствующих слышала реплику Гавранчича в ответ на замечание с тренерской скамьи. Ребров же, ветеран, «дед», переживший даже «Тоттенхэм», вполне мог быть в этом плане первопроходцем, и тогда отсутствие его, не травмированного и готового к игре, в заявке легко объяснимо. Хамство и неуважение к себе не потерпит ни один тренер даже в канун самого ответственного матча. И тут уж Суркис ничего поделать не мог. Разве что сместить Буряка за пару часов до игры и самостоятельно руководить командой. Не настаиваю на этой версии, но по крайней мере она объясняет хоть что-то в отличие от недоуменных пожатий плечами Франкова и Шахова.

ЗАЧЕМ ВЫХОДИЛ КЛЕБЕР?

Последний пункт обвинений в адрес Леонида Буряка. Против этого пункта вроде бы сложно что-то возразить, хотя Шацких, вместо которого и вышел разобранный и заторможенный Клебер, в Берне выглядел ничуть не лучше. Игра не получалась, надо было хоть что-то менять, а форвардов в динамовской заявке, как мы помним, было всего ничего. Собственно, отсутствие Реброва сразу загнало тренеров в глухой угол, лишив их маневра и разнообразия в атаке. В этой ситуации любая замена выглядела бы нелепостью и ослаблением.

И можно было бы поставить точку, если бы у Франкова, как у человека, которого одновременно распирает знание и сковывает страх перед этим знанием, время от времени не срывало клапан бдительности. Очень рекомендую внимательно перечитать следующий кусок: «…можно позлодействовать насчет выступления подопечных Буряка, отягощенного злом кадровых решений тренера – уж не знаю, сам ли он к ним пришел…» (№ 32, стр.3, кол.4). «Позлословить», а не «позлодействовать», но это мелочь. Важно другое, важна часть предложения, отделенная тире.

Знаете, почему я до сих пор продолжаю с интересом читать статьи Франкова? Потому что, несмотря на всю сыплющуюся из них полову, там обязательно попадаются два-три крепких отборных зерна. Нужно только внимательно следить, чтобы не пропустить их. Вот здесь и проскочило именно такое зерно! Имеющий глаза да увидит! Эта фраза – ключ. Она – маяк в ненастную ночь. Судите сами: казалось бы, главная цель установлена и названа – Леонид Буряк. По нему ведется интенсивный огонь на поражение из всех орудий. Отличный повод воздать ему за всё, в том числе за странный состав и за дурацкие замены. Тем более что формально только Буряк, как главный тренер, и должен нести за это ответственность. Тем более что 99,99% читателей, привыкших смотреть Франкову в рот, двумя руками поддержало бы его гневный упрек. И вдруг… И вдруг главный редактор футбольного еженедельника откровенно делает безвредный залп в воздух – «НЕ ЗНАЮ, САМ ЛИ ОН (Леонид Буряк) К НИМ (кадровым решениям) ПРИШЕЛ».

Отчего бы это? Откуда вдруг такая странная мягкотелость, когда вроде бы наступил самый подходящий момент, чтобы вдарить из главного калибра? С чего бы Франкову проявлять милосердие в таком заведомо беспроигрышном вопросе, зачем прятать столь убийственную улику, которая тысячу других перетянет? Ведь если говорить о конкретном матче «Динамо», а не обо всех его проблемах в комплексе, то именно кадры, похоже, решили всё, стали ключевым моментом, главной причиной поражения! Так мало того, у Франкова во всем тексте, на трех страницах мельчайшим шрифтом, о непонятном стартовом составе и странных заменах написано всего шесть (!) предложений.

А дело вот в чем. Я думаю, нет, я даже уверен: ФРАНКОВ ЗНАЛ, ЧТО КАДРОВЫЕ РЕШЕНИЯ ПРИНИМАЛ НЕ БУРЯК! Потому и пожалел его. Или просто не удержался, чтобы не поделиться информацией. А скорее всего потому, что статья эта писалась, когда об увольнении Буряка еще не было известно, и Франков побаивался, что если тот вопреки логике событий всё же останется во главе «Динамо», то может не простить тем, кто заведомо его оболгал в таком болезненном вопросе, ставящем под сомнение не столько его тренерские, сколько умственные способности. Потому и подробного разбора матча в еженедельнике не было, потому и не распространялся особо главный редактор по кадровому вопросу, потому и максимально завуалировал для читателей информацию, которой располагал. А Буряку прозрачно намекнул – видите, Леонид Иосифович, стараюсь быть объективным, несмотря ни на что!

Теперь каждый читатель может задаться вопросом – а кто же еще на тренерской скамейке «Динамо» мог принимать кадровые решения помимо Буряка и не опасаясь его реакции? Вопрос риторический и имеет только один ответ – Игорь Михайлович Суркис. Сопоставив его с тем, что изложено чуть выше в главе «ЗАЧЕМ СТОЛЬКО ФУТБОЛИСТОВ ЛЕТАЛО В БЕРН?», вы легко получите ответ и на вопрос «Зачем все-таки выходил Клебер?».

Заканчивая тему вины Буряка, хочу спросить: предположим, я, глава фирмы с большим штатом, беру на работу заместителя по работе с кадрами и через какое-то время узнаю, что он даже уборщицу и чуть ли не на коленях умоляет вычистить корзинки для мусора, а та в ответ презрительно посылает его по известному адресу. А спустя три месяца выясняется, что работа во всех подразделениях практически замерла и фирма терпит убытки. Так кто же в этой ситуации больше виноват – заместитель, оказавшийся ни рыбой ни мясом, или все-таки я, не выгнавший его сразу после инцидента с уборщицей?

На одной из пресс-конференций Игорь Суркис обмолвился (по памяти): «Динамо» – это не только команда, но и огромное предприятие с несколькими сотнями человек персонала». Именно! А «Динамо» – брэнд, визитная карточка этого огромного предприятия. Леонид Буряк пришел в команду еще в апреле. За это время его вполне можно было узнать и понять, что он собой представляет. Ведь так не бывает – три месяца отношения хоть на хлеб намазывай, а потом вдруг сразу «Сиди там и не пизди!». Это не фурункул, который прорывается внезапно, гниль в отношениях выделяется сразу. И всё же за три с лишним месяца никто из многих сотен человек персонала не посмел сказать главному боссу, раз уж он сам этого не видит – «Ну кого вы взяли?! Ведь он развалит нам даже то, что осталось!»

Только не говорите, что этого никто не видел и не знал. Франков не даст вам соврать: «…Буряк, о недостатках которого все были прекрасно осведомлены…» (№ 32, стр.3, кол.2). Вот так! Осведомлены были все и осведомлены прекрасно!

А потому получить по заслугам должен не столько Буряк, сколько все те, кто знал и бездействовал. В том числе и главный редактор «Футбола», чье бездействие выразилось в успокоительной болтовне и «вере в лучшее». А чтобы сейчас плюнуть вслед Леониду Иосифовичу, не нужно ни большого ума, ни отчаянной смелости.

ВЫСТАВИТ ЛИ КОГДА-НИБУДЬ СУРКИС СЧЕТ ФРАНКОВУ?

Вторая часть опуса под названием «В чем виноват?» не столь показательна, как первая. Селекция, тренерские принципы, подготовка молодежи – малый джентльменский набор, который подойдет в качестве упрека любому украинскому клубу, а не только «Динамо». И не только украинскому клубу. Так что это обязательная, как раньше была у фигуристов, и ни к чему не обязывающая программа. Тут можно было налепить еще много чего. И договорняки вспомнить, которые, как ржа, разъедают и весь украинский футбол, и психологию футболистов. И подставки в детском и юношеском футболе, без которых нынче не обходится ни один уважающий себя детский тренер. И судей с завязанными глазами. И ОМОН на трибунах. И болтовню спортивной прессы. Всё это скучно, потому что написано по необходимости, а не от души, и, повторюсь, относится не только к «Динамо», но и к любой другой команде.

Можно, конечно, поинтересоваться у Франкова: а что, у него только сейчас открылись глаза на первобытную селекцию в команде, на экс-динамовский тренерский разгул, на подставки и приписки в годах у молодежи? Ведь вы же с Шаховым исписывали десятки страниц представлениями новичков «Динамо», обнаруживая в них чудовищные «унутренние» резервы и суля им небывалые перспективы. Вы кланялись каждому входящему в ворота динамовской базы, даже если у него за плечами был всего трехмесячный опыт в уборке семечной шелухи после президента. Вы игнорировали и продолжаете игнорировать проблемы нашего «молодого» футбола, максимум – снисходительно обещаете поддержку президенту детско-юношеской лиги Олегу Орехову (№ 27, стр.4, кол.2) в случае, если тот найдет факты подделок документов и подкупа судей. Замечу на всякий случай – если он сам их найдет, то сам и опубликует, на хрена вы ему нужны, но и это всё скучно.

Однако имеются здесь и примечательные вещи. Во-первых, реплика опять потерявшего бдительность Франкова: «Обвинения в работе на «откатах» звучат даже со страниц нашей, обыкновенно безобидной и лояльной прессы. Что уж говорить о кулуарах!» (№ 32, стр.4, кол.2). Что ж вы так неосторожно, господин главный редактор! Только полный несмышленыш может поверить, что Игорь Суркис позволит хоть кому-нибудь под собой внаглую работать «на откатах» без дележа.

Во-вторых, забавная и наивная фраза «Парадоксально, но количество и глубина селекционных провалов из года в год росли при непонятном попустительстве руководства – блин, ваши же деньги разбазаривали!» (№ 32, стр.4, кол.2). Опять за рыбу гроши. Ладно, сделаем вид, что Игорь Суркис никогда не произносил слов «Я лично просматривал этого игрока – он нам подходит!» по поводу Нанни или Леандро, сейчас не помню точно. А у Франкова старая песня о главном, опять у него то ли все читатели болваны, то ли Суркис – слепоглухонемой капитан дальнего плавания. Ну ничего он не видел и ничего не слышал. А если видел и слышал, то ничегошеньки не понимал. Осталось Игоречку только пустышечку в ротик вставить – и на рождественскую открыточку! У-тю-тю, мой сладенький!

Позиция Франкова, в общем-то, понятна и даже простительна. Ведь, в конце концов, даже у самого отъявленного негодяя в суде имеется адвокат. Но вряд ли адвокату следует рассчитывать на уважение и богатую клиентуру, если он все поступки своего подзащитного будет оправдывать исключительно его тупостью на грани с клиническим идиотизмом – не знал, не догадывался, не понимал, не соображал, ел мыло и зубную пасту, пускал слюни, громко хохотал и ходил под себя.

Интересно, а задумывался ли хоть раз Франков, что Суркис так может в конце концов и счет выставить? За то, что тот своими поучительными редакционными статьями постоянно оставляет ему в высшей степени сомнительный выбор – то ли ослом себя признать, то ли ни на что не годным руководителем. Да вряд ли. Думаю, что Игорь Михайлович невнимательно читает еженедельник, если вообще хоть что-нибудь читает. И это хорошо. Иначе его, к примеру, очень бы заинтересовала и такая вот фраза: «По вине президента/владельца, который, видать, несильно понимая в футболе, лез не в свои дела, скупая тех, кто не нужен, зато продавая звезд, находящихся в расцвете сил» (№ 32, стр.18, кол.4). Не пугайтесь, это не Франков, не о Суркисе и не о «Динамо». Это Шахов о Моратти и об «Интере». Но перекличка, учитывая, что помещен материал в одном номере с «Вотще и в «Туне», просто великолепная. «…мать! …мать! …мать!» – привычно откликнулось эхо.

У КОГО ЖЕЛЕЗНОЕ АЛИБИ?

И вот ключевой момент статьи – что же делать. Неужели наконец, подумал я, будет то самое долгожданное о «великой ответственности руководства клуба»? Нетерпеливо пробежал глазами текст. Да! Вот оно! Эверест критики, Канченджанга откровенности, Дхаулагири душевных терзаний о судьбах любимого клуба! «Повторю в который раз: нет и не предвидится никого, столь же страстно влюбленного в «Динамо» и в футбол и готового тратить на клуб десятки миллионов, как Игорь Суркис и его партнеры, друзья. Когда альтернативный вариант нарисуется – тогда поговорим, а пока не вижу повода для самомалейшей дискуссии. Это означает, что нам жить и трудиться рука об руку с нынешним президентом. И критиковать его елико возможно жестко, так, чтобы он получил всё, что заслужил. Такую уж область он себе избрал – победу воспримут как должное, в поражении будет виноват он и только он. <…> И я лично жду, что он сумеет признать эти тяжелые просчеты и сделать выводы. Причем не только жду, но и требую. <…> Услышьте эти слова, Игорь Михайлович, разглядите в них не злость, но боль, не критиканство, но конкретные упреки и докажите, что «Динамо» и вправду не частная лавочка…» (№ 32, стр.5, кол.2).

Отдышался я, утер скупую слезу. Да уж, давно я не видел такого принципиального, нелицеприятного, невзирая на чины и титулы, по-мужски жесткого и крепкого поцелуя в корму. Прочувствуйте его, Игорь Михайлович, разглядите в нем не подхалимство, но уважение, не низкопоклонство, но преклонение перед управленческим талантом и сделайте выводы! Такой накал страстей, что всего пару фраз добавить, и можно продавать отдельным спецвыпуском как порнографическую новеллу. Уж так критиканул Франков динамовское руководство, что долго еще потом, наверное, Суркису икалось. А судя по объекту приложения поцелуя, может даже громко и свободно перделось. Интересно, объяснил ли господин главный редактор господину президенту, когда они текст согласовывали, значение слова «елико»? А то ведь господин президент гимназиев не кончали, могут и в непонятку невзначай уйти.

Теперь о серьезном. Уже давно оставляют равнодушными фаллометрические упражнения Франкова на тему «кто больше любит киевское «Динамо». Уже все знают, что чемпион, а также серебряный и бронзовый призер в этом состязании Игорь Суркис. Ну так страстно, так пылко он влюблен в команду, что если бы мог, то просто переспал бы с ней. Теперь, правда, еще какие-то друзья с партнерами появились. То ли свечку держать вызвались, то ли после босса хотят попользоваться.

Вот все остальные так не любят. Не получается у них так сильно. Один придет – пива натрескается и уже ничего не может, другой всё семечки жрет вместо того, чтобы делом заняться. А главное, им за любовь заплатить нечем. То ли дело Игорь Суркис – миллионы отстегивает.

Франков не хочет понять, а скорее всего понимает, но прикидывается дурачком, что, стоя у рухнувшего здания, речь нужно вести не о любовных терзаниях и утехах, а о мозгах проектировщиков и строителей. Давно замечено, что у страстно влюбленных обычно имеются серьезные проблемы с головой. В случае с «Динамо» и Суркисом мы наблюдаем то же самое. Именно об этом и нужно говорить и даже кричать на всех углах, с каждой страницы редакционных статей. И говорить постоянно, после каждой крупной или мелкой неполадки, а не когда уже трупы из-под развалин вытаскивать начали. Немцы в 1944 году, отступая, всякий раз говорили, что выравнивают фронт. Франков пять лет выравнивал фронт, пока вдруг не обнаружил, что рейхстаг у него за спиной уже взят.

Зачем в тысячный раз рассказывать читателям подробности интимной жизни Игоря Суркиса? Ну любит, ну деньги за любовь платит. Что это за великая доблесть такая, по сравнению с которой всё остальное не имеет значения? Его насильно женили? Его с пистолетом у виска заставляют выкладывать миллионы? Наконец, кому еще, кроме Франкова и учеников начальных классов, не известно, что любовь эта отнюдь не бескорыстна? Что многочисленные предприятия и фирмы, окружающие «Динамо» и пользующиеся его вывеской, долгие годы имели уникальные налоговые льготы, позволявшие им получать сверхприбыли?

Зачем эти душераздирающие вопли «Руки прочь!»? Франков здесь выступает, как женщина из старого анекдота: «Насилуют! Насилуют!» – «Барышня, что с вами? Здесь же никого кроме вас нет!» – «А что, уже и помечтать нельзя?». Какие руки? К «Динамо», и это всем известно, тянулось всего две руки. Одна – господина Григоришина. Но по этой руке, как опять-таки всем известно, уже надавали во всех юридических инстанциях. Вторая – господина Луценко, нынешнего министра внутренних дел. Но он не претендовал на клуб, а лишь грозился разобраться с нюансами давнего приобретения Суркисами стадиона, базы и прочей недвижимости. К тому же «оранжевая волна» давно зарекомендовала себя компанией хвастунов, болтунов и бездельников, и всё, что они обещают, нужно делить на текущий коэффициент Украины в еврокубках. Что-то больше желающих не наблюдается. В деловых кругах хорошо известно, что в отношениях с братьями Суркисами лучше сразу протянуть ноги, чем пытаться протянуть руку. И если бы не всполошные вскрики Франкова по воскресеньям, то и о тех двух попытках все бы давно уже забыли.

Зачем с умным видом перечислять 13 (!) кандидатур возможных преемников Буряка, если всё равно всё закончится в очередной редакционной статье традиционными аплодисментами и привычными репликами «заметный тренер», «скажите, что это плохо», «поможем, чем сможем» и «верим в лучшее»? Или примерно в таком духе: «Как по-вашему, у руководства «Динамо» были другие варианты? В смысле, приличный иностранный тренер <…>? Очень сильно подозреваю, что нет (№ 25, стр.3, кол.3)… Сложно представить приход иностранного спеца, который первым делом примется всюду расставлять своих людей и воевать за независимость! Но повторюсь: даже при большом желании хозяев клуба он не очень-то и осуществим» (№ 25, стр.3, кол.4). Словом, при любом варианте обратись к Франкову, и он научит тебя жизни.

Вы можете представить себе агитатора перед президентскими выборами, который на встрече с избирателями разглагольствует в таком примерно плане: «Голосуйте за Ющенко! У него отличная команда и большие планы, но вот со здоровьем не очень. Поэтому я бы посоветовал вам все-таки Януковича. Этот хоть и сидел, зато пенсии повысил и будет продолжать политику сближения с Россией. Вот, правда, говорить он совсем не умеет, мямля и вообще дурачок. Так что отдавайте голоса Витренко. С ней вы до самой смерти не соскучитесь!» ну и так далее? Не можете? Тогда полюбуйтесь на Франкова. Если тебя не на словах, а в самом деле волнует судьба любимой команды, назови одну свою кандидатуру, которая, по твоему глубокому убеждению, способна изменить ситуацию к лучшему, и пробивай ее с засученными рукавами, с пеной у рта, через все инстанции и невзирая ни на какие препоны. Спорь, доказывай, борись, ругайся, ссорься. Вот это жизненная позиция. А назвать от фонаря чертову дюжину тренеров может не напрягаясь любой посетитель форума. «Не хочу уподобляться, – важно надувает щеки Франков, – подавляющему большинству наших читателей, почитателей и ненавистников, которые, прокричав «Долой!», забывают о необходимости предложить что-то или кого-то конкретного, с именем, фамилией и способностями» (№ 32, стр.5, кол.1-2). Конечно, куда больше подобает главному редактору футбольного издания уподобиться продавщице из анекдота: «Девушка, что вы посоветуете мне взять? Может, кальмаров?» – «Берите кальмаров.» – «С ними возни много. А может, лучше вот тех карасиков?» – «Берите карасиков.» – «В них костей полно. А может тогда семгу?» – «Берите семгу.» – «Дорога уж больно…» – «Слушайте, дамочка, возьмите селедку и ебите мозги ей, а не мне!»

Зачем всё это? Да лишь затем, что страшно назвать осла ослом. Он хоть и тупой, но обидчивый. И жутко упрямый. Если всерьез обидится, то надолго. Уж лучше его подлизывать раз в неделю текстуально, чем потом пару лет каждый день лично.

И КТО Ж У НАС ПРЕКРАСНАЯ МАРКИЗА?

Триумф на пару с Франковым по праву должен разделить его коллега Шахов. Заместитель главного редактора не утруждал себя глубокомысленными рассуждениями. Он вообще ничем себя не утруждал. Его статья под более чем странным названием «Так всё ли хорошо, прекрасная маркиза?» это не материал. Это истерика, это заунывный вой плакальщицы. Под ней хочется подписаться франковскими словами «Анализировать статью невозможно по причине отсутствия таковой». Но на одном моменте я все-таки решил остановиться.

А именно: «…у всех этих чернатов, клеберов и некоторых других не отдается в груди, что они играют в киевском «Динамо». Имя клуба для них ничего не значит. И не потому, что клуб у нас неименитый, слабый, а потому что болельщики у «Динамо» в большинстве своем хреновые. Потому что не могу представить, чтобы при счете 0:3 в перерыве болельщики «Динамо», как фаны нелюбимого мною «Ливерпуля», со слезами на глазах пели гимн клуба <…>. Гораздо легче мне представить их изрядно выпившими, плюющими семечки в тех, кто сидит ниже, дудящими в эти вонючие дудки, разрозненными и ни хрена не смыслящими в футболе» (№ 32, стр.8, кол.3-4).

Хрена здесь, похоже, хватит на целое поросячье стадо. А еще, если вы до сих пор читали мой текст внимательно, то наверняка заметили, что нарисованный Шаховым образ «плюющих семечками и ни хрена не смыслящих в футболе» кого-то неуловимо напоминает. Но я не об этом.

Я о той беспардонности, с которой известный журналист макнул в дерьмо большинство болельщиков «Динамо». Я считаю, что это требует адекватной реакции. И я не понимаю тех, кто потом, едва вынырнув из этого дерьма и даже не успев утереться, спел на форуме Франкова хвалу редактору и его заместителю за якобы острый и своевременный материал.

Люди дудят в дудки, а не поют гимны лишь потому, что руководство «Динамо» за десять с лишним лет не удосужилось организовать нормальный конкурс сочинителей этого самого гимна, а то, что сейчас им считается, не гимн, а гимно. Они едят семечки, а не гамбургеры, и пьют пиво и паленую водку, а не коньяк и мартини, потому, что живут в бедной и никому не нужной стране и у них мало денег. А еще потому, что не хватает футбольного воспитания. А футбольного воспитания у них не хватает потому, что ни клуб, ни спортивная пресса, в том числе и еженедельник «Футбол», за все эти годы пальцем о палец не ударили, чтобы что-то в этом смысле изменить. Что все эти франковы, ивановы, гапоненки, фришки, панкратовы, гончаровы написали именно о болельщиках «Динамо»? Что написал сам Шахов? ОМОН несколько лет зверствует на трибунах, Суркис постоянно кладет на это с большой колокольни, Франков тиснул пару заметочек «Ай-яй-яй!» и умыл руки. Была ли хоть одна встреча с лидерами фановских группировок, были ли беседы с верхушкой ОМОНа и «Динамо» о недопустимости такого обращения с людьми? Была ли хоть одна инициированная редакцией еженедельника акция протеста против дудок на трибунах? Или против семечек? Или против водки? Или против петард? Или против резиновых дубинок?

Команда должна представлять собой огромную мощную плиту, на которую без опаски провалиться могло бы взойти как можно большее число поклонников. А «Футбол» своими статьями превратил «Динамо» в монумент с позолоченной фигуркой Суркиса наверху, к которому болельщики должны приближаться исключительно на четвереньках, исступленно стукаясь лбами о землю. Превратил, да и сам к этому привык. Потому и позволяет себе хаять тех, кто виноват лишь в том, что не там и не тогда родился.

Если Шахов на «Стад де Сюисс» был трезв, не ел семечки, ни во что не дудел, а после гола в наши ворота встал и со слезами на глазах запел «Ще не вмерло щось у лиси», то это еще не повод для хамского и бессмысленного обвинения не столь продвинутых, как он, болельщиков в наплевательском отношении чернатов и клеберов к судьбе «Динамо». Логика «выпившие болельщики, следовательно равнодушные легионеры» это логика неандертальца, а не одного из ведущих футбольных журналистов страны. Вряд ли Гавранчич послал Буряка по матушке только потому, что какой-то бедолага на трибуне слишком громко дунул в дудку. Вряд ли Родольфо забил мяч в свои ворота только потому, что ему в глаз залетела семечная шелуха. Причина поганой игры и отвратительной дисциплины живет не на трибунах, а на тренировочных базах и в офисах клуба. Точнее, в головах тех, кто эти базы и офисы населяет.

И если бы Шахов не бился в истерических припадках, а иногда поглядывал по сторонам, то легко бы обнаружил куда более подходящие объекты для критики, нежели опущенные им болельщики. То же самое он обнаружил бы, если бы посмотрел не по сторонам, а в зеркало. Самокритика еще никому не вредила. Только настоящая и искренняя, а не те жалких шесть строчек на двух авторов и на шесть страниц текста. Хотя кому я это говорю?

ВООБЩЕ И В ЧАСТНОСТИ

Как правильно отметил Франков, нам жить и трудиться рука об руку с нынешним президентом. А также, как это ни прискорбно, продолжать читать редакционные статьи самого Франкова. Отношения между ними неоднозначные – кукушка хвалит петуха, петух имел в виду кукушку. И все-таки они родственные души. Их объединяет полное отсутствие конкуренции и внешней критики. Вот в чем беда «Динамо» и «Футбола». Вот в чем беда болельщиков первого и читателей второго.

Последние, судя по большинству посетителей форума, даже не задумываются, что быть болванами в понимании главного редактора – их естественное состояние. Ну как же! Преклонение, восторг, «Да меня сам Франков вчера на хер послал!» И долго еще потом из поколения в поколение передаются рассказы о виртуальном знакомстве с человеком, который в знаменитой Баренграбен у моста Нидеггбрюкке видел четырех медведей и покупал жене швейцарский сыр по 60 гривен за кило. А на самом деле «…для нас на первом месте читательский интерес, а это значит, что голые бабы и Бекхэмы с наших страниц никуда не денутся» (№ 27, стр.4, кол.2). Вот, господа читатели и болельщики, и весь ваш интеллектуальный уровень по мнению главного редактора – голые бабы и Бекхэмы. Вас это устраивает? Ну тогда и дальше пробавляйтесь бабами, Бекхэмами и сказочками про белого и пушистого, нежного и обаятельного, влюбленного и непонятого людьми осла и горе-менеджера.

акапаЧитайте «Футбол» и дальше на здоровье. Когда там пишут не о политике, кино, истории, голых бабах, Бекхэме и динамовском руководстве, а о футболе, бывает очень интересно. Только не ждите, что когда-нибудь на вопрос «Примерно с того времени, как «Динамо» стал руководить Игорь Суркис, команда скатывается всё ниже и ниже и докатилась уже до того, что не первая в Украине и вообще никакая в Европе. Как вы считаете, дорогой Артем, случайность это или судьба?» Франков вам коротко ответит: «Игорь Суркис».

Напишіть відгук

Заповніть поля нижче або авторизуйтесь клікнувши по іконці

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out /  Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out /  Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out /  Змінити )

З’єднання з %s