Apollo 11. Міф і правда про те, як в СРСР “замовчали” про висадку людей на Місяць

Чи справді в СРСР не говорили і не писали про висадку американців на Місяць?

Сьогодні, 21 липня, виповнюється рівно 50 років, можливо, найвеличнішій події в історії людства – прогулянці першої людини, американського астронавта Ніла Армстронга, по поверхні іншого космічного тіла. Ось цей момент.

Пряма трансляція цієї прогулянки велася на увесь світ. Майже увесь світ. Існує така версія, що в СРСР в той момент, пізно уночі, коли Армстронг ступав на Місяць, спеціально показували фільм “Свинарка і пастух” – аби не інформувати радянських людей про успіх клятих капіталістів.

Звісно ж, це усе вигадка. Починаючи з “пізньої ночі”. Армстронг зробив перший крок на поверхні Місяця о 02:56:15 UTC – тобто в Москві у цей час було 05:56 ранку.

Так, трансляції не було. Бо взагалі телебачення не працювало тоді о такій порі – мовлення починалося о 8-й ранку. Могли заради такого і змінити початок мовлення? Не знаю. Можливо, і могли. Можливо, і ні. Але суть не в тому. А у міфі про замовчування. Все радянські люди чудово знали. Я якось спитав у своєї мами, якій на той момент було 14 років. “Та, звісно ж, ми знали, і про це розказували і писали”, – відповіла вона. От про “писали” ми і поговоримо.

Ось вирізка із газети “Известия” 18 липня 1969-го. Відомий журналіст Мелор Стуруа, який працював тоді кореспондентом видання в США, пише замітку про те, що півдороги до Місяця астронавтами пройдено.

b140da70bb4bad7d3be4a5b5fb7f9428.jpg

Розумієте? Радянські ЗМІ писали навіть про старт “Аполлона-11” і початок його польоту. Як ви думаєте, це було зроблено для того, щоб замовчати сам факт висадки? 🙂

А ось новина із московського вечірнього випуску “Известий” 21 липня, у день висадки астронавтів.

9543ac30f2335c9b5459cdb851ce23ca.jpg

Зверніть увагу на тональність замітки.

ba9e3c64df5ec6484bfc10b90b315c81.jpg

А ось привітання президенту США від його формального радянського візаві.

628e2cb364a936a7ff4c40a3668e41cf.jpg

А ось стаття у головній радянській газеті, “Правда”, від 22 липня 1969-го.

e2f9b16cc22d898950a3c27a26eb82a0.jpg

Я зацитую її повністю. Я хочу, щоб ви її прочитали.

===========================================================================

Взлетная ступень лунной кабины с двумя космонавтами на борту стартовала с поверхности Луны.

Это произошло в 20 часов 54 мин. по московскому времени. После выхода на орбиту Луны и маневрирования кабина должна перейти на орбиту основного блока “Аполлона-11” и провести с ним стыковку.

Расчетное время стыковки— 00.26 мин. 22 июля 1969 г. (время московское).

В 15 часов 11 минут по вашингтонскому времени в воскресенье 20 июля космонавты Нейл Армстронг и Эдвин Олдрин отделили лунный отсек от командного отсека, в котором остался Майкл Коллинз, и начали самостоятельный полет.

Примерно через 56 минут они включили тормозной двигатель и перевели лунный отсек на траекторию к месту посадки. Началась одна из ответственнейших фаз программы полета “Аполлона-11”.

Даже глядя на экран телевизора, ощущаешь напряжение, охватившее космический центр в Хьюстоне. Лунный отсек быстро снижается. Он летит сперва как бы на животе, стальными паучьими ногами вперед. Космонавты лежат в своей нише лицом вниз. Затем кабина постепенно принимает горизонтальное положение. Космонавты сообщают, что на борту все идет нормально. Связь с ними не прекращается. Слышен далекий голос Армстронга:

— Снижаемся в соответствии с планом. 20 километров до поверхности Луны… 18… 15…

До посадки остается несколько минут.

— Тысяча футов! — восклицает контролер на командном пункте в Хьюстоне. — 1500 футов!.. 100 футов!..

— Осталось 40 футов, — сообщает из лунного отсека Армстронг. — Двигатель поднимает с поверхности Луны клубы пыли. Видим собственную тень.

Как их встретит Луна? Не завалится ли набок лунная кабина? Приборы в Хьюстоне регистрируют пульс космонавтов: у Олдрина 130 ударов в минуту, у Армстронга — 150.

— Двигатель выключен! — Слышен заметно взволнованный голос Армстронга. — Садимся!

Наступает пауза. Стрелка часов показывает четверть пятого (вашингтонское время).

Голос Армстронга:

— Алло, Хьюстон! Говорит база Море Спокойствия. “Орел” (кодовое название лунного отсека) сел!

— Вы заставили всех в Хьюстоне позеленеть от волнения, — отвечают с Земли. — Теперь мы перевели дух. Сообщаю, что теперь здесь у всех на лицах улыбки.

— Учтите, на Луне тоже две улыбки,— шутит Армстронг.

— Не забудьте еще одну в космосе,— доносится голос Майкла Коллинза из кабины командного отсека. Коллинз просит сообщать ему обо всем, что происходит в районе посадки.

“Орел” прилунился примерно в четырех милях от заданной цели в юго-западной части Моря Спокойствия. Судя по дальнейшим рассказам космонавтов, посадка была нелегкой.

— Мы опускались прямо на кратер размером с футбольное поле,— докладывал Армстронг через 5 минут после посадки.— Вокруг было много огромных камней. Пришлось перейти на ручное управление, чтобы выбрать другое место для посадки.

Еще несколько минут спустя, глядя в иллюминатор, Олдрин дал первое описание района, в котором сел лунный отсек:

— Вокруг целая коллекция серых камней различной формы. Каких только камней здесь нет!

Стоя у другого иллюминатора, Армстронг продолжил описание района посадки:

— Это сравнительно ровная поверхность с множеством кратеров от 5 до 50 футов в диаметре. Ряд каменных гряд высотой в 20—30 футов. Тысячи маленьких кратеров диаметром в 1—2 фута. Прямо перед нами несколько валов высотой в 2 фута. Вдалеке холм. До него может быть полмили или миля.

По просьбе космонавтов космический центр в Хьюстоне согласился сократить время их отдыха и разрешил им выйти из лунного отсека на поверхность Луны на несколько часов раньше, чем было предусмотрено планом.

Поздно вечером по вашингтонскому времени (в Москве было раннее утро 21 июля) космонавты приступили к разгерметизации кабины. Вместо 15 минут, предусмотренных планом, это заняло больше часа. По радио было слышно, как переговариваются между, собой Армстронг и Олдрин, осматривая и проверяя друг на друге скафандры, гермошлемы и системы жизнеобеспечения, которые помещаются в ранце на их спинах.Наконец слышен голос Армстронга:

— К выходу на поверхность готов.

Открывается люк кабины, но космонавты не спешат. Им нужно освоиться. Проходит минута, другая.

— Начинаю выход,— докладывает Армстронг.

Олдрин помогает ему на коленях подползти к люку. Космонавт начинает медленный, осторожный спуск по 9-ступенчатой лестнице на поверхность Луны. По пути вниз он открывает еще один люк, в котором хранятся инструменты, целлофановые мешки для лунного грунта, специальная лопаточка для работы на почве и телевизионная камера. Эдвин Олдрин изнутри кабины включает камеру, и на экране телевизора появляется изображение, передававшееся с Луны. В первую минуту трудно что-либо разобрать. Потом мы понимаем, что видим лунную поверхность и лестницу лунной кабины. Изображение не очень четкое, как будто в тумане.

Неожиданно мы видим, как на ступеньку ступает нога человека. Вот вторая нога. Армстронг спускается лицом к кабине. На последней ступени он останавливается и “пробует” почву левой ногой. Вот он уже стоит на лунной поверхности, не отрывая правой руки от лестницы.

Он делает первый шаг, небольшой шаг, осторожный и неуверенный.

Правая рука по-прежнему лежит на лестнице. Но первый шаг сделан. И мы слышим слова космонавта, первые слова человека на Луне:

— Один маленький шаг человека — огромный шаг человечества.

Армстронг отходит от кабины. Движения его напоминают движения водолаза на морском дне. И сам он в своем скафандре похож на водолаза. За ним тянется веревка, которую держит оставшийся в кабине Олдрин. Это на случай неожиданностей.

— Не испытываю затруднения в движениях,— докладывает космонавт.— Здесь даже легче, чем во время тренировок на Земле.

Он отходит от кабины все дальше. Медленно поворачивается на 360 градусов. Машет рукой в сторону телевизионной камеры.

Его первое задание на лунной поверхности после “приобретения уверенности” — взять образец лунной почвы. Он берет ее специальной лопаточкой, мы видим, как он укладывает его в целлофановый мешок и кладет в карман, пришитый выше колена левой ноги. Движения его становятся увереннее и быстрее. Он уходит все дальше и, наконец, исчезает за рамкой телевизионного экрана.

Мы слышим его голос, он рассказывает, что почва на Луне твердая, преимущественно пепельно-серого цвета.

Неожиданно он появляется на экране снова, и зрители на Земле не могут сдержать возгласа удивления: он бежит. Но не так, как бегают на Земле. Так бегают на экране кино, снятые замедленной съемкой. Он берет из люка-кладовки еще один мешочек для образцов почвы и снова уходит за рамку экрана.

Из люка кабины появляется Эдвин Олдрин. Он спускается уверенней, чем его предшественник. И снова зрители изумленно ахают: Олдрин прыгает с последних двух ступенек.

Тут же он поднимается на лестницу и снова прыгает.

Теперь на экране телевизора двое космонавтов. Армстронг дважды подпрыгивает на месте и даже пытается присесть, но скафандр мешает ему.

Олдрин обходит лунную кабину, осматривает ее и докладывает на Землю, что повреждений не нашел.

Армстронг вынимает телевизионную камеру из гнезда в люке-кладовке, относит ее на несколько метров от кабины и устанавливает на треножнике. Теперь мы видим всю лунную кабину, близкий, неровный лунный горизонт. Кругом безжизненная, какая-то рябая пустыня, вся в оспинах-кратерах. Видны большие валуны и каменные гряды, о которых рассказывал Армстронг сразу после посадки.

Несколько часов работали космонавты на поверхности Луны. Они установили лазерно-радарный рефлектор для измерения расстояния между Землей и Луной и изучения неравномерности во вращении Земли. Расстелили лист алюминиевой фольги для обнаружения следов “благородных газов” — гелия, аргона, неона, провели другие научные эксперименты.

Космонавты Нейл Армстронг, Эдвин Олдрин и Майкл Коллинз с успехом справились с задачами первой половины их миссии. Их мужество вызывает восхищение.

Командир корабля “Аполлон-11” Нейл Армстронг, голубоглазый, с юношеской прической и застенчивой улыбкой, по свидетельству всех, кто знает его, обладает завидным хладнокровием, выдержкой и быстротой реакции.

Этот молчаливый и несколько на вид флегматичный гражданский летчик-испытатель уже дважды за время пребывания в отряде космонавтов успешно выходил, из весьма опасных положений. В марте 1966 года ему удалось предотвратить катастрофу космического корабля “Джеминай-8”, которым он командовал. Произошло это во время попытки стыковать корабль с одной из ступеней ракеты-носителя. Полет тогда пришлось прервать, и Армстронг благополучно посадил “Джеминай-8” в водах Тихого океана. В прошлом году Армстронг совершал полет в тренажере. Неожиданно он начал вращаться и падать. Армстронг успел выброситься с парашютом.

Он уроженец маленького городка Вапаконета в штате Огайо (около 7 тысяч жителей). В 16 лет, еще до того, как он научился управлять автомобилем, Нейл Армстронг получил права на управление самолетом. Чтобы иметь возможность платить за обучение в частном аэроклубе 9 долларов в час, Нейл работал рассыльным в аптеке. С тех пор он на всю жизнь связал себя с воздухом, а затем с космосом.

Про Эдвина Олдрина говорят, что его мозг подобен электронно-вычислительной машине. Перед тем, как стать космонавтом, Олдрин успешно закончил известный в США Массачусетский технологический институт и защитил диссертацию, темой которой были вопросы стыковки кораблей в космосе. В ноябре 1966 года он был членом экипажа космического корабля “Джеминай-12”, выходил из корабля в открытый космос.

Майкл Коллинз, общительный и веселый человек, тоже не новичок в космосе. Он пилотировал космический корабль “Джеминай-10”, который совершил 43 витка вокруг Земли в июле 1966 года. Коллинз должен был лететь вместе с Борманом на “Аполлоне-8” в декабре прошлого года, но заболел и был заменен. Он перенес две серьезные операции позвоночника и благодаря силе воли вернулся в семью космонавтов.

Когда читаешь о них в здешних журналах, видишь кинофильм, сделанный о них, замечаешь, что эти люди очень похожи на советских космонавтов. Они так же просты, общительны. Они так же мужественны и преданы своему делу — завоеванию космоса.

…Сейчас, космонавты отдыхают внутри лунной кабины. Завтра — не менее напряженный день.

===========================================================================

Тут є все. І радість за землян, які долетіли до Місяця. І співпереживання цим мужнім людям. І розповідь про них, про їхнє життя, їхній шлях до космосу – без класових, зауважте, закидонів. І легендарна фраза Армстронга – теж є.

А ось у тому ж номері “Правды” – аналіз події від академіка Виноградова, віце-президента Академії Наук СРСР. Почитайте і цю замітку.

3e05e84d33948879055693c1f782997c.jpg

Наукова оцінка, висока оцінка. Оцінка науковця, а не комуняки.

І, уже в якості фінальної крапки – радянські ЗМІ писали не тільки про “Аполлон-11”. Ось замітка від того ж кореспондента “Известий” Мелора Стуруа, з якого я починав цю статтю – про візит на Місяць “Аполлона-12”.

027622b44db6424c7069c096c0fc15d6.jpg

Так що не повторюйте і не вірте маячні. Громадяни СРСР все знали, були в курсі усіх подій, так само переживали і раділи, так само високо оцінювали цю подію, як і у США, як і у всьому іншому світі.

50 років тому. Півстоліття. Світ зробив свій унікальний, можливо, найунікальніший крок у всесвіт. І наші батьки-діди слідкували за ним – нехай і не в прямому ефірі – разом із усім людством.

Advertisements

Напишіть відгук

Заповніть поля нижче або авторизуйтесь клікнувши по іконці

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out /  Змінити )

Google photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google. Log Out /  Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out /  Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out /  Змінити )

З’єднання з %s