Enciclopedia de futbol Espanol

Що ж, рано чи пізно усе закінчується. І статті Жені Панкратова із збереженого мною архіву – теж. Сьогодні – остання.

Ну, як остання. Завтра поясню 🙂

Але так, це остання стаття з тих, які я мав і хотів опублікувати. Остання, найбільша. Про іспанський футбол. І про Іспанію взагалі. Найбільша і, можливо, найцікавіша.

А ще у ній – про себе. Тоді, в кінці 2003-го чи на початку 2004-го, Женя трохи окреслив свою біографію. Це пряма мова, жодного чужого слова там немає. 

Отже, на завершення цього невеличкого циклу – читайте про те, як Женя Панкратов бачив себе, іспанський футбол, Іспанію.

****************************************************

Enciclopedia de futbol Espanol

Знакомьтесь: Его Величество Испанский Футбол (часть 1)

ПРЕАМБУЛА

Признаться, сомнения по поводу этого материала (выставлять на всеобщее обозрение или нет) были очень большие. Аналитичности в нем почти нет, особой эксклюзивности и новизны тоже. Его нельзя назвать всеохватывающим.

Так что я на всякий случай сразу извинюсь, что отвлекаю вас своими пустяками от решения столь важных и глобальных вопросов, как, например, о печальной судьбе несчастных норвежских обывателей, страдающих от необходимости разговаривать на трех языках сразу. Однако надеюсь, что для многих материал станет неплохим подспорьем и базой для обоснованных и доказательных дискуссий об особенностях испанского футбола.

Здесь вы сможете найти сначала самые общие сведения об испанском футболе, а затем короткие отчеты о состоявшихся в стартовавшем первенстве турах будут перемежаться с представлением участвующих в нем команд: тур – команда – тур – команда… Очень просто. И вдобавок – разнообразные и довольно интересные статистические сведения, количество которых будет зависеть в первую очередь от вашего интереса и пожеланий (пишите и обрящете!).

КОРОТКО О СЕБЕ

41 год (скоро 42). Женат, две дочери. Филолог (КГУ им. Т.Г.Шевченко), кандидат педагогических наук. 184 см, 77 кг. Масса недостатков: пью (но в меру), курю (но только в отведенных для этого местах), часто беру взаймы (но всегда возвращаю), езжу на раздолбанных 20-летних “Жигулях”, близорук (минус 2), очень самолюбив (не по чину) и обидчив (но отходчив), не признаю никаких авторитетов и их мнений, пока не проверю сам.

Перепробовал несколько занятий, был ассистентом на кафедре, старшим преподавателем и замдекана в вузе (надоело, ушел по собственному), охранником, кассиром обменного пункта, начальником валютного отдела в банковской организации (надоело, ушел по собственному). Последние три с половиной года работаю в еженедельнике “Футбол”. Жду, когда надоест. Политически равнодушен. В еде и одежде непривередлив. В футболе – космополит: люблю красивый и умный футбол в любом исполнении. Предпочтение отдаю “Реалу” и сборной Бразилии (последние три года; когда-то начинал со сборной Италии). Люблю испанский футбол, уважаю английский, равнодушен к немецкому, недолюбливаю итальянский, не могу понять украинский.

Не так давно любил появляться и скандалить на футбольных гостевых под никами “Пан.Евгений” и “Ямато”. В последнее время стал гордым и подозрительным и ходить по гостям перестал.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

Увага! Внимание! Эттеншн! Ахтунг!

Считаю своим долгом сразу предупредить о нескольких принципиальных вещах.

Во-первых, все цифры в обзоре даны на начало нынешнего первенства Испании. А текущие показатели вы легко можете получить сами, воспользовавшись любым статистическим сайтом и хорошо известным арифметическим действием – сложением.

Во-вторых, как бы это ни возмущало кое-кого из присутствующих, нигде в тексте вы не найдете столь любимой многими аббревиатуры ИМХО (или ПМДМ – “по моему дилетантскому мнению”). Дело в том, что я всю жизнь считал: все, что написано мной, написано именно мной, а не кем-то другим, следовательно, является моим мнением, а не мнением кого-либо иного. А потому нет никакого смысла лишний раз напоминать об этом. Я как-то плохо представляю себе роман “Война и мир” (взят только для примера! Я не претендую на сравнение!), после каждого абзаца которого стоит толстовское “ИМХО”. А постоянные намеки на собственное якобы дилетантство ассоциируются у меня – уж простите! – с чем-то вроде белого ученического передничка на пожилой проститутке. “Ах, я такая неопытная! Я ничегошеньки об ЭТОМ не знаю!..” Я не считаю себя непревзойденным мастером пера и энциклопедическим знатоком футбола, но и называть себя дилетантом в угоду любителям слащавого кокетства не собираюсь.

В-третьих. Два месяца назад я ушел с гостевой ФО. (Позвольте не называть причину, она вряд ли кому-нибудь интересна.) И до сих пор не жалею об этом, особенно с учетом того, что там происходило в середине ноября. И потому хочу сказать тем, кто успел обменяться ухмылками по поводу “картинности ухода”: предлагаемый материал отнюдь не доказательство возвращения, это всего лишь выполнение неких ранее взятых на себя обязательств. Прежнее решение не участвовать в работе гостевой подтверждаю, причем с еще большей уверенностью, чем раньше. Вспомните “Если невеста уходит к другому, то неизвестно, кому повезло” – многих это утешит. Меня, впрочем, тоже.

И в-четвертых (вытекающее из предыдущего). А это значит, что предлагаемый материал не носит дискуссионный характер. То есть обсуждать его (целиком или частично) даже при обнаружении ошибок, от которых я, как и любой другой, конечно же, не застрахован, я не намерен. Он (материал) предназначен исключительно для тех, кому испанский футбол не безразличен и кто хотел бы узнать о нем чуть больше, чем знал до этого, но не для любителей… (какое там “любителей”! Профессионалов!!!) цепляться к словам и мыслям и выставлять людей на посмешище по причине желчности характера и уверенности в собственном превосходстве. Первые, буде у них возникнут какие-то вопросы, всегда могут воспользоваться адресом yamato@ua.fm (это уже ни для кого не секрет) – с удовольствием отвечу всем и с благодарностью приму любые доброжелательные подсказки, исправления и уточнения – либо оставлять вопросы в редакции ФО для дальнейшей пересылки мне, вторых же убедительно прошу не беспокоиться.

Приношу извинения за излишнюю жесткость “предупреждений” и прошу считать их не попыткой оскорбить кого бы то ни было, а всего лишь УПРЕДИТЕЛЬНОЙ защитной реакцией. (Я знаю, о чем говорю.)

ИСПАНЦЫ И ФУТБОЛ

Прежде чем вывалить на вас всю старательно заготовленную мной статистическо-информационную кучу, хочу поделиться кое-какими соображениями самого общего характера. (В этом мне чуть-чуть поможет Дрю Лоней, автор маленькой, но очень любопытной книжечки “Эти странные испанцы”. Надеюсь, он не примет за плагиат точечное цитирование из нее. Особенно если учесть, что о футболе там написан ровно один абзац.) Потому как полагаю: какова страна, каков в ней народ – таков и футбол в этой стране. От особенностей национального характера никуда не денешься.

Даже не ожидайте, что я сейчас начну убеждать вас в том, будто испанский футбол чем-то лучше любого другого, например, итальянского. Не так давно в еж-ике я уже имел неосторожность порассуждать на эту тему (ну, не совсем на эту – я провел нелицеприятное сопоставление “Реала” и “Ювентуса”) и в ответ получил от читателей по мозгам так, что до сих пор не по себе делается. И знаете – правильно! Чушь это собачья – поливать грязью кого-либо только потому, что тебе не нравится его игра. За подлость и хамство на поле – да, другое дело, но этого везде хватает.

Так что просто об испанцах и о футболе в их жизни.

Для того, чтобы адекватно воспринимать испанский футбол, желательно не забывать, что скелет натуры каждого испанца (не только футболиста) составляют понятия “интересанте” и “индивидуалисмо”. Невозможно заставить испанца заниматься тем, к чему он безразличен, зато очень трудно оторвать от того, к чему он проявил интерес. Интерес его зависит в первую очередь от настроения, а настроение у испанца совершенно непредсказуемо. Недаром говорят, что поговорка “В Испании веди себя, как испанец” – абсолютная ерунда, поскольку испанец и сам не знает, как он поведет себя в следующую минуту.

И футбол в этом смысле не исключение. Команда-середнячок на голом настрое разрывает в клочья какого-нибудь гранда, а в следующем туре получает полную кошелку мячей от такого же, как и она сама, середнячка. (Самые характерные в этом плане команды – “Мальорка” и “Осасуна”. Они могут по полчемпионата сидеть в зоне вылета, но на “Реал”, “Барсу”, “Депортиво” настраиваются как пчелы на мед.) Даже в ходе одного матча у футболистов нередко случаются перепады от проявлений необузданного темперамента до полнейшей апатии, игра разбивается на непонятные для нас и несопоставимые куски, за 5-10 минут команды могут забить друг другу два-три мяча и затем на добрый час резко замедлиться, чтобы потом опять разразиться острыми атаками. Хотя интерес все-таки преобладает.

Понять испанцев можно, но для этого необходимо четко усвоить, что превыше всего они ставят собственное удовольствие. Все, что удовольствия не приносит, для них не существует. Энергия, темперамент хлещут у них через край, но хватает этого только на то, чтобы найти что-то новенькое и интересное. Но даже в новеньком превыше всего для испанца “индивидуалисмо”, которое не позволяет ему жертвовать малой частью собственного удовольствия ради общего дела.

“Индивидуалисмо”, как его ни прячь, постоянно прорывается наружу, и часто, даже в критических моментах, когда требуется загнать “эго” в самый дальний угол ради общего блага, испанский футболист поступит наоборот – сыграет так, чтобы при удачном исходе запомнили именно его, а не всю команду. “Индивидуалисмо” – ключевое слово тренировочного процесса. Если на предматчевых установках тренер будет приказывать, его возненавидят, если будет распоряжаться – его невзлюбят, если начнет советовать – его станут игнорировать (поскольку каждый испанский игрок САМ превосходно знает, как ему нужно играть). К подсказкам относятся благосклонно, поскольку признают за старшими возможность знать чуть больше других. Наибольший же успех сопутствует тем тренерам, которые высказывают пожелания и просьбы. В этом случае “индивидуалисмо” не несет никакого урона, напротив – футболисту приятно, что начальник о чем-то его просит.

“Индивидуалисмо” сказывается на испанских арбитрах. Они квалифицированны (это бесспорно), но страсть выставить себя на поле на первый план часто играет с ними злые шутки. Достаточно, наверное, напомнить вам Лопеса Ньето – не столько в “шубном деле” (где он, впрочем, тоже соригинальничал – дальше некуда!), сколько на ЧМ-2002, где в матче Германия – Камерун он на первой же минуте взял верхнее “ля” и тянул его до финального свистка (16 карточек, в том числе 2 красных). При этом испанские судьи свято верят в то, что они непогрешимы. Если же видеозапись убеждает их, что они все-таки немного ошиблись в каком-то из эпизодов, то они воспринимают это с олимпийским спокойствием, полагая, что такие моменты только добавляют экстравагантности в их имидж. Видимо, по этой причине Международная Федерация Истории и Статистики, с 1987 года вручая свой приз лучшему арбитру, ни разу не отметила ни одного из испанцев.

Всегда нужно помнить о том, что испанцы не честолюбивы, не завистливы и не впечатлительны. Они могут восхититься – на секунду! – каким-то фактом, которого они не знали, чтобы в следующую секунду забыть о нем напрочь. Они вполне самодовольны и самодостаточны. Им хватает внутреннего, испанского футбола. О футболе в других странах они рассуждают крайне редко и неохотно, причем чисто футбольные нюансы не имеют никакого значения. Испанцы (параллель возникла случайно!) считают англичан тупыми занудами, но признают за ними некоторое понимание футбола, уважают французов и португальцев, но считают их слабаками, поскольку тем, по их мнению, не хватает характера, очень уважают немцев – как раз из-за характера! – но не выносят их педантичности в следовании тренерским установкам, терпеть не могут итальянцев, потому что не понимают, как футбол можно загнать в рамки каких-то непонятных схем. Русских (и вообще всех постсоветских) они слегка побаиваются за “размах в случае чего”, но не понимают, как можно забивать голы и выигрывать на благо партии и правительства. Американцы для них – самовлюбленные кретины, помешанные на деньгах, бельгийцев, китайцев и новозеландцев они вообще не различают.

Зато они очень любят бразильцев, но не за то, что те – пятикратные чемпионы мира, а за то, что они тоже могут пить и плясать до утра, а на следующий день выдать либо феерический, либо разгромный, но уж точно непредсказуемый матч. Что другие думают о них, испанцев абсолютно не волнует.

Для того, чтобы понять психологию испанцев, представим себе одинаковую ситуацию в разных странах: одна из команд к 15-й минуте выигрывает 2:0. Англия: обе команды продолжают играть точно так же, как и на первой минуте, когда счет еще не был открыт, потому что иначе не умеют – футбол для них это жизнь. Матч обычно заканчивается 3:1 или 4:2. Германия: выигрывающая сторона продолжает в том же духе, проигрывающая собирается с духом, резко активизируется, и начинается встречный мордобой, который заканчивается либо 2:2, либо 3:2 в пользу одной из сторон. Италия: выигрывающая команда становится вдесятером в собственной штрафной, оставив самого шустрого в центральном круге, и начинает отмахиваться, потому что и так уже сделала в два раза больше, чем планировала, а проигрывающие по очереди вбегают в штрафную и падают. Если судья не Коллина, то одно из падений приводит к пенальти, и матч заканчивается со счетом 2:1. Испания: проигрывающие теряют всякий интерес к происходящему, а выигрывающие, почувствовав запах крови, удваивают усилия. Матч заканчивается полным разгромом.

Испанцы станут намного понятнее вам хотя бы из таких, никак не связанных с футболом примерчиков.

Известно, какие они вояки. Во Второй Мировой испанцы ограничились отправкой на Восточный фронт так называемой “голубой дивизии”. Уж не знаю, чем эта дивизия там занималась – с таким-то погонялом! – но достоверно известно, что не воевала. Мемуары уцелевших немцев не оставляют в том никаких сомнений. Они даже румын в военном отношении ставили выше.

Но то за чужое! А за свое испанцы всегда и всем глотки перегрызали! Та самая “народная дубина гнева”, которую столь красочно описал Лев Николаевич, впервые поднялась и опустилась на головы солдатам Бонапарта не в 1812-м и не в России, а на четыре года раньше в Испании. Наполеон быстренько, в свойственном ему стиле, размолотил регулярную испанскую армию и решил, что дело в шляпе – усадил на трон в Мадриде своего недалекого братца и подался воевать пруссаков и австрийцев. Ан не тут-то было! Простые испанские крестьяне, вооруженные чем попало, устроили французам такую веселую жизнь (в одном из сражений грохнули целую дивизию под командованием одного из наполеоновских маршалов; тут я отсылаю вас к многочисленным публикациям на эту тему – к Тарле, например), что те все пять оккупационных лет не могли понять, кто же кого в конце концов завоевал…

А 1936-й? Не столько даже гражданская война, сколько первая серьезная проверка готовности к “великим” делам двух сверхармий – Гитлера и Сталина… Казалось бы, в таких условиях Испанию ждала участь либо немецкой колонии, либо еще одной союзной республики. А чем закончилось? Обоих усачей, пусть и не сразу, выперли к чертовой матери, а то, что к власти пришел якобы фашист Франко – так это издержки процесса. (Тем более что именно “якобы фашист”! Это у нас его так всю жизнь именовали, игнорируя те неоспоримые факты, что Франко пальцем о палец не ударил, чтобы чем-нибудь помочь своим “единомышленникам” Гитлеру и Муссолини (“голубая дивизия” не в счет), а в 1939-м открыл в Пиренеях так называемый “красный коридор”, который существовал три года и по которому в Испанию беспрепятственно уходили евреи.)

А революции? Из истории мы помним, что в самой продвинутой по этому показателю стране – Франции – их было четыре. А в Испании только в 19-м веке – пять. Причем каждая проходила по одному и тому же сценарию: появлялся очередной вождь, что-то страстно произносил, народ воспламенялся, хватался за топоры и колья и недели две-три азартно мочил приверженцев прежнего режима, отдавая в этом благородном деле предпочтение ближайшим соседям, чье имущество можно было потом присвоить. Вдобавок это было просто интересно. Примерно как на корриде. Но запала хватало ненадолго, и уже спустя месяц революция переходила в вялотекущую фазу, которая через несколько лет заканчивалась возвратом к тому, что было до начала, проще говоря – ничем…

Нет, что ни говори, а испанцы – как дети малые. Схватят радостно новую игрушку, пару дней из рук не выпускают, спят с ней, едят, крутят, вертят, пока не сломают – и что? Да ничего, полчаса поогорчаются и легко о ней забывают – до появления следующей игрушки.

Переучиваться они не умеют и даже не пытаются. Оторванные от родных, привычных им с детства условий, они быстро чахнут и становятся непохожими сами на себя. Если вы сейчас назовете мне десяток испанских футболистов, которые перешли в другой чемпионат и заиграли там на прежнем своем уровне, то я вам искренне зааплодирую. Не надо десяток, назовите хотя бы полдесятка… Южноамериканцев по всему свету – пруд пруди, португальцы туда-сюда разъезжают, голландцы и французы большим спросом пользуются, немцы иногда в Италию заглядывают, даже наши братья-славяне иногда кое-где выныривают, а испанцев нет… Если поднапрячься, можно вспомнить Артету в “Глазго Рейнджерс”, Ивана Кампо в “Болтоне” и неиграющего вратаря Рикардо в “МЮ”, который сейчас уже находится в “Расинге” (я, если кому будет интересно, могу перечислить всех футболистов, общим числом 25, выступающих в иностранных лигах, только вряд ли их фамилии вам что-нибудь скажут)… И, естественно, Гаиску Мендьету!.. Еще два с небольшим года назад ведущий хавбек, мотор сборной и “Валенсии”, уйдя в 2001-м в “Лацио”, теперь вызывает лишь печальные воспоминания. Дай Бог, чтобы у него в “Миддлсбро” хоть что-то получилось. А самое грустное заключается в том, что он пал жертвой не собственного корыстолюбия. Ведь деньги для испанца – и в футболе тоже – отнюдь не самое главное. Стоило перед Клодом Макелеле бУхнуть на стол чемодан с деньгами, как чернокожий конголезец с французским паспортом сразу положил с прибором и на команду, где он сделал себе имя, и на партнеров и сверканул пятками в направлении Лондона. А вот Мичела Сальгадо такой же чемодан не убедил ни в чем, хотя и произвел, конечно же, глубокое впечатление. Мичел подумал и предпочел остаться в “Реале” на меньшей зарплате. Искренне уважаю!..

Футбол для испанцев – это прежде всего игра. И довольно интересная, если учесть, что на трибунах и возле телевизоров сидит куча родственников, которые каждое твое удачное движение встречают восторженным визгом. А если за это еще и деньги платят – совсем замечательно.

Кстати, для испанских болельщиков ключевым моментом в матче всегда был и остается гол, сколько бы их ни было забито. Они вежливо похлопают удачному подкату в исполнении защитника и одобрительным гулом встретят многоходовую комбинацию в середине поля. Зато вратарский сэйв и взятие ворот они отметят оглушительным ревом, свистом и слоновьим топаньем ног. Так реагируют, в общем-то, почти все болельщики, но в Украине, скажем, четвертый гол вызовет куда меньше эмоций, чем третий, после шестого зрители начнут зевать, после седьмого – расходиться. В Испании же с каждым влетевшим в сетку мячом децибелы увеличиваются. Выездную нулевую ничью с одним из лидеров там воспринимают в десять раз спокойнее, чем крупную победу на своем поле над безнадежным аутсайдером. “Психологическое противостояние”, “напряженная позиционная борьба”, затяжные многоходовые комбинации” для испанцев – пустые слова. Плеймейкера, отдавшего десяток острейших передач (если при этом никто не забил), они упомянут в отчетах и разговорах двумя словами, зато форварда, запоровшего пять выходов один на один, смазавшего пенальти, но забившего единственный – пусть даже совершенно дурацкий – гол, расхвалят, как второго Ди Стефано.

В Испании всегда с особым трепетом относятся к вратарям и форвардам и мало замечают хавбеков и защитников – разве что тем удается вдруг забить гол. (Хет-трику Фернандо Йерро в одном из матчей позапрошлого чемпионата было посвящено едва ли не больше места и времени, чем девятой победе “Реала” в Кубке чемпионов.) Наверное поэтому в Испании испокон веков существуют “Трофео Самора” для лучших вратарей и “Трофео Пичичи” для лучших бомбардиров, а две другие командные линии не отмечаются никак.

Испанцы – патриоты тогда, когда это интересно. Когда сборная попадает на чемпионат мира или Европы, они болеют за нее до потери всякой чувствительности. Стоит же “селексьон” вылететь, как обычно, задолго до финала, как они, погоревав пару дней, легко переключаются на любую другую команду – желательно, латиноамериканскую. На матчах Примеры болельщики пики своих эмоций “обожание/ненависть” обрушивают исключительно на своих, а соперников они либо не любят, либо попросту не замечают. Луиша Фигу, перешедшего из “Барсы” в “Реал”, каталонские фаны в свое время забросали всякой дрянью не из избытка чувств, а потому что им просто прикольно было попасть в футболиста, скажем, свиной головой. (Роналдо, проделавшего тот же путь – хотя и с большим интервалом – они встречают вполне благожелательно.) Уроды, конечно же, находятся и в Испании – недавно группа фанов “Депора” ногами забила своего же (!) товарища, посмевшего заступиться за паренька, который болел за “Компостелу” – но обычно, вырвав на трибуне у соседа клок волос, испанский фан уже через полчаса будет мирно пить с ним пиво в ближайшем кафе.

У нас много говорят и пишут об испанском национализме. Да, действительно, в Испании 17 исторических областей и каждая имеет свою столицу, флаг, правительство, законодательство, язык, в конце концов. А Баскония вообще стоит особняком, поскольку баскский язык не похож ни на один из испанских или европейских. Он вообще ни на что не похож, хотя некоторые языковеды находят нечто общее между ним и угро-финскими языками. Или, под настроение, с одним из грузинских. (С этими басками вообще сплошные недоразумения. К Стране Басков относят то исключительно три баскские провинции – Алаву, Вискайю и Гипускоа, то добавляют к ним Наварру, то еще черт знает что. Картографы поступают проще: пишут в более-менее подходящем месте “Страна Басков” или “Страна Басков и Наварра” – и попробуй к ним придерись! На самом деле Страна Басков включает в себя и три баскские провинции, и большую часть Наварры, и кусочки Арагона и Риохи, и даже немного территории Франции, поскольку баски живут во всех этих местах. Между прочим, французское “Гасконь” – не что иное, как измененное испанское “Баскония”. И с кровью у них не все в порядке – более 50% басков имеют отрицательный резус-фактор, хотя во всем остальном мире нормой являются 15%! И террористы у них какие-то особенные – взрывают чего-то там себе под настроение, а чего требуют – не поймешь, потому как в плане “незалежности” у них и так все есть. Словом, вообще непонятно, кто они такие и откуда они взялись…)

Но на самом деле – в подавляющем большинстве случаев – все вопросы националистического характера начинаются и заканчиваются исключительно болтовней. В сборной же, к примеру, совершенно спокойно уживаются кастильцы Касильяс, Рауль и Фернандо Торрес, галисийцы Фран и Диего Тристан, валенсийцы Бараха и Албелда, баски Де Педро и Эчеверриа, каталонцы Пуйоль и Хави, андалусиец Рейес, галисиец Мичел Сальгадо спокойно играет за мадридский “Реал”, астуриец Луис Энрике – за “Барселону”, андалусиец Хесули – за “Сельту”, балеарец Валерон – за “Депортиво”, и никаких межнациональных конфликтов ни в сборной, ни в клубах пока что не зафиксировано. Не то что в сборной Голландии, где с десяток лет назад “белые” что-то не поделили с “черными”.

Вся эта картина, безусловно, смазывается оттого, что в Испании масса легионеров – из Бразилии, Голландии, Португалии, Африки… Но – в чужой монастырь, как известно, со своим уставом не ходят, а потому большинство “экстранхерос” очень быстро адаптируются к испанским реалиям. А что – там всё как-то проще, естественнее… Бразильцам, например, очень нравится.

“Вот в таком аксепте” ((с) – Стругацкие, “Понедельник начинается в субботу”). Надеюсь, что к этому моменту вы, если и не уважать, то понимать испанцев стали чуть больше. А теперь перейдем к конкретным и более понятным вещам.

СТРУКТУРА ИСПАНСКОГО ЧЕМПИОНАТА

Все профессиональные клубы, а их в Испании четыре с половиной сотни, разделены на четыре уровня (лиги). Самый высокий – ПРИМЕРА – объединяет 20 команд. Затем следует СЕГУНДА (аналог нашей первой лиги) – 22 команды. Третий уровень – СЕГУНДА-Б – 4 группы по 20 команд. И, наконец, в самом низу этой своеобразной пирамиды размещена ТЕРСЕРА – 17 групп с числом команд от 20-ти до 22-х.

Во всех лигах соревнования с момента основания испанской Лиги проходят по двухкруговой системе. (Единственное исключение составляет чемпионат сезона 86/87 – тогда после основного турнира команды разделились на три подгруппы по 6 команд в каждой и провели внутри них еще по два круга (по 10 матчей). Убедившись, что никакой пользы от нововведения нет, уже на следующий год испанцы от него отказались.) Число команд в Примере менялось редко: 10 команд (1929-1934), 12 (1935-1941), 14 (1942-1950), 16 (1951-1971), 18 (1972-1987), 20 (1988-1995), 22 (1996-1997) и опять 20 (1998-2003). (Везде указаны годы окончания чемпионатов!) Причем увеличение представительства в сезонах 95/96 и 96/97 до 22 команд произошло в связи с тем, что в сезоне 94/95 “Севилья” (5-е место) и “Сельта” (13-е) были опущены в Сегунду не по спортивным показателям, а волевым решением Федерации футбола Испании (нарушения административного порядка – долги и т.п.). А когда структура следующего первенства была уже утверждена, обоих нарушителей амнистировали. А “Альбасете” и “Вальядолид”, которые должны были вылетать, но уцелели, тоже обижать не стали – вот и получилось 22 участника.

За 72 проведенных сезона чемпионами Испании становились всего 9 команд, причем три из них – всего по разу, а титулы “Бетиса” и “Севильи” датированы совсем уж забытыми сегодня 1935-м и 1946-м годами. Только три команды – “Реал”, “Барселона” и “Атлетик” принимали участие во всех чемпионатах Испании на уровне Примеры.

В случае равенства очков у двух или более команд занимаемые ими места определяются по не очень сложным, но кое в чем достаточно хитроумным правилам. Основной критерий – личные встречи между конкурентами, при равенстве очков в этих встречах смотрят на разницу мячей в них же, однако еврокубковое правило преимущества голов, забитых на чужом поле, не действует. То есть, если две команды разошлись, скажем, так – 2:0 и 2:4, то их показатели считаются одинаковыми и в этом случае учитывают следующий критерий – разницу мячей во всех встречах. Если и тут равенство, преимущество получает тот клуб, который забил больше мячей (опять-таки во всех матчах чемпионата). Какой у них критерий следующий – мне не известно, поскольку до такой степени идентичности дело еще ни разу не доходило.

Указанные в предыдущем абзаце критерии действуют для определения всех мест, начиная с первого. Какие-либо дополнительные матчи в спорных ситуациях не предусмотрены.

Любопытный нюанс: критерий личных встреч между претендентами вступает в силу только тогда, когда все эти встречи проведены. А до того учитывается разница мячей. Поясню на таком гипотетическом примере: предположим, “Осасуна” и “Расинг” перед последним туром, в котором они должны встретиться между собой, имеют очков поровну. Первую личную встречу выиграла “Осасуна”, но у “Расинга” лучше общая разница забитых-пропущенных, а потому он и стоит ступенькой выше. Однако если второй матч между ними (в последнем туре) завершится нулевой ничьей, то команды при тех же показателях (только по очку прибавилось, а остальное – как и прежде) поменяются местами! Ведь теперь обе их личные встречи сыграны, и по ним преимущество получает уже “Оса”. Немного вычурно, но в целом не очень сложно. Скажу только, что система действует безотказно и за 72 проведенных чемпионата не вызывала ни у кого никаких нареканий.

Вообще следует отметить исключительную четкую организацию соревнований в Испании. 72-летняя история Примеры насчитывает всего 2 (!!!) серьезных инцидента, связанных с результатами матчей. Примечательно, что оба относятся к сезону-79/80 и оба касаются “Малаги”. Матч между ней и “Саламанкой” за два тура до окончания первенства был признан договорным (“Малага” тогда болталась в зоне вылета и отчаянно хваталась за каждую возможность сохранить прописку в Примере), а его результат аннулирован. Обеим командам было засчитано поражение. (Лишь после долгих разбирательств “Саламанка” была оправдана. Ей вернули два очка, а “Малаге” влепили техническое поражение 0:3. Кстати, “Малага” тогда все-таки вылетела, и ей это решение оказалось по барабану. Но самое любопытное заключается в следующем: по барабану оно оказалось и для “Саламанки”, поскольку было принято уже после окончания следующего (!) чемпионата, в котором “Саламанка” заняла предпоследнее место и проследовала за “Малагой” в Сегунду.)

Однако вернемся к сезону-79/80. После штрафных санкций малажане встали в позу несправедливо обиженных (у них еще и стадион дисквалифицировали впридачу) и отказались проводить матч последнего тура с “Алмерией” на нейтральном поле в Алхесирасе. В итоге в точности повторилась картинка с отборочного матча ЧМ-74 между Чили и СССР: “Алмерия” вышла на поле, развела мяч с центра и в два касания отправила его в сетку пустых ворот отсутствующего соперника. Этот результат (1:0 в пользу “Алмерии”) так и вошел в турнирную таблицу, а с “Малаги” вдобавок еще и три очка сняли – за строптивость. Занятно получилось – в сводной таблице всех испанских чемпионатов ПРОВЕДЕННЫЙ матч “Малага” – “Саламанка” НЕ УЧИТЫВАЕТСЯ, как будто его вовсе не было, а фактически НЕ СОСТОЯВШИЙСЯ поединок “Малага” – “Алмерия” УЧТЕН. Справедливо или нет – не нам, конечно, судить…

Помимо чемпионата каждый год испанцы разыгрывают еще Копа дел Рей (Кубок Испании) и Суперкубок, которые считаются второстепенными соревнованиями и грандами обычно игнорируются (те играют полуторными или вторыми составами), зато вызывают особый интерес у середняков – завоевание Кубка дает право на участие в Кубке УЕФА.*

Между прочим, Копа дел Рей куда более древнее соревнование, нежели чемпионат. Если Примера впервые была разыграна в сезоне 28/29, то обладатель первого Кубка определился еще в 1902 году (“Бискайя”). Суперкубок, как соревнование между чемпионом и обладателем Кубка Испании, возник впервые в 1940 году под названием “Кубок чемпионов” (!), затем под другими названиями проводился в 1945 и 1947-1953 годах. В современном его виде и названии существует с 1982 года.**

ОБМЕН МЕЖДУ ЛИГАМИ

Обмен между испанскими лигами нынче происходит следующим образом – из Примеры в Сегунду опускаются три последние команды (до сезона-99/00 было две, а еще две встречались в переходных матчах с третьей и четвертой командами Сегунды), столько же поднимается им навстречу. Из Сегунды в Сегунду-Б уходят четыре последние команды, столько же приходит им на смену, но вовсе не победители групп, как вы подумали. После двухкруговых турниров по четыре лучшие команды из каждой группы Сегунды-Б (всего 16 команд) образуют четыре пульки по 4 команды (причем команды из одной группы разводятся), которые проводят между собой еще по два круга (по 6 матчей). Вот победители этих пулек и переходят в Сегунду. (То есть, не исключен вариант, когда повышение в классе могут получить представители только одной из групп Сегунды-Б.)

Между Сегундой-Б и Терсерой обмен еще сложнее. Вниз уходят 17 команд (по четыре худших команды из каждой группы Сегунды-Б, а также еще одна, выявляемая между четырьмя, занявшими пятые с конца места, по системе плей-офф). Им на смену поднимаются также 17 клубов, которые определяются в 17-ти финальных пульках, где играют 68 сильнейших команд Терсеры (по 4 лучших из каждой группы).

Наконец, худшие команды Терсеры (здесь количество заранее не определяется – от 3-х до 6-ти из каждой группы, и не всегда по спортивным показателям!***) теряют статус профессиональных и уходят в Региональные лиги (что-то вроде чемпионатов коллективов физкультуры), лучшие коллективы которых поднимаются им на смену. Поскольку Терсера исторически считается чем-то вроде мусорного ящика Испанской лиги (туда, в частности, по итогам прошлого сезона автоматически, минуя Сегунду-Б, был сброшен по причине жуткого финансового состояния “Овьедо”), численный состав каждой ее группы постоянно меняется, но в последние шесть лет не переходит рамок в 20-22 команды.

ОБ ИСПАНСКОЙ ТАКТИКЕ

Ни для кого из вас, очевидно, не составляют секрета основные вехи развития футбольной тактики. Ну, там – 2-3-5, дубль-вэ-эм, 4-2-4, 4-4-2, либеро и прочая такая ерунда. Англичане чего-то выдумывали, бразильцы, голландцы с немцами, датчане (!), даже “Динамо” московское якобы поучаствовало, а уж Италия – так та вообще атолл Муруроа для испытания всяких тренерских задумок.

Словом, практически все ведущие футбольные страны что-то свое привнесли в решение этого непростого вопроса. А вот испанцам не повезло. Ничего они не выдумывали и играли всю жизнь как Бог на душу положит. Особенно “Реал” в 50-60-х. Взял и без всяких хитрых расстановок пять подряд Кубков чемпионов выиграл. А чуть погодя шестой добавил.

Сколько ни бился я, сколько ни искал хотя бы упоминание пусть даже о самой захудалой схемке, придуманной на Пиренеях, так ничего и не нашел. Странно как-то это выглядело. Только-только в футболе застой намечается, тут как тут выскакивает, словно чертик из табакерки, какой-нибудь Эленио Эррера со свежей тактической струей – и пошла жара!

А бедолаги испанцы все никак ничего придумать не могли. Их схемами задвинут на вторые, третьи позиции, глядишь – а они через пяток лет без всяких ноу-хау опять что-то выиграли… Конечно, были интервалы и покруче, но и они в итоге заканчивались как обычно.

Терпеть это безобразие сил не было, и мастера непечатного (в смысле – устного) слова с НТВ+футбол решили восполнить видимый всеми пробел. Года полтора назад довелось мне увидеть одну их передачу, которую я просмотрел с тщательностью и прилежанием. Два крупных специалиста (а один даже очень крупный), используя передовые компьютерные технологии, прямо на экране рисовали цветными маркерами стрелочки и кружочки, доказывая, что им открылась истина – рождение так называемой “испанской” схемы, которая в цифровом формате может быть выражена как 4-2-3-1. Именно она, по их мнению, вывела испанский клубный футбол на передовые позиции в мире. Правда, они оговорились, что “Реал” в эту схему не вписывается, о нем, дескать, отдельный разговор. (Хотя ничего такого отдельно не сказали. А может быть, я просто пропустил посвященную “Реалу” передачу…)

Происходило это – напомню еще раз – полтора года назад, то есть как раз в том сезоне, когда чемпионом стала “Валенсия”, а еще три лигочемпионских места достались “Депортиво”, “Реалу” и “Барселоне”.

Если я скажу вам, что видел все испанские матчи того сезона, то вы мне не поверите. И правильно сделаете. Больше того – я наверняка видел раз в десять меньше энтэвэшников. Или в двадцать. Но даже такого скудного просмотра мне вполне хватило, чтобы заметить несколько характерных особенностей игры ведущих испанских команд.

“Барселона” играла с тремя форвардами. Ривалдо сидел чуть глубже, немного сместившись к правому флангу (ему оттуда удобнее всего было отдавать свои фирменные передачи и наносить мощные удары с левой), Савиола действовал на острие, а Клюйверт четко выраженной позиции не имел – при верховых передачах он (что закономерно) занимал место Савиолы, при низовом розыгрыше мяча чаще всего оказывался в полукруге перед штрафной и раз за разом в касание выводил малыша-аргентинца один на один. Я тогда, помнится, в отчетах неоднократно упоминал о неожиданно (для меня) обнаружившемся у Патрика таланте диспетчера.

“Реал” играл с двумя форвардами. Рауль, как обычно, в засаде – где-то в кустах возле штрафной, откуда он постоянно выскакивал, пугая защитников. Морьентес, проведший тогда один из лучших своих сезонов (18 голов) – на острие, что-то типа наконечника копья.

Ирурета в “Депортиво”, имея трех великолепных нападающих (Диего Тристан, Макаай, Пандиани), принципиально выставлял только одного – Тристана. Два других бросались на поле только для усиления атаки в критических случаях.

Наконец, “Валенсия”, ставшая чемпионом, в тот год обошлась практически вообще без форвардов. Не верите? А цифрам поверите? Карью – 6 матчей в основе, 1 гол. Хуан Санчес – 12 матчей в основе, 4 гола. Сальва – 19 матчей в основе, 5 голов. Были еще Миста (10 матчей в основе, 5 голов) и Ангуло (21 матч в основе, 4 гола), но они (давайте признаемся себе честно), хотя и являются специалистами широкого профиля, все же куда больше полузащитники атакующего плана, чем форварды. “Валенсия” в том сезоне стала лишь седьмой по результативности, наименее зрелищной в Примере (то есть в матчах с ее участием было забито наименьшее количество голов), при этом мячи забивали сразу 18 (!) игроков, а лучшим бомбардиром оказался опорный полузащитник Бараха с результатом 7 (!!!) голов.

И вот эти впечатления, оставшиеся от сезона 01/02, мне предложили свалить в одну кучу и поставить сверху табличку 4-2-3-1. “Испанская”, так сказать, схема. А я валить не стал, потому что не поверил на слово уважаемым крупным специалистам.

Еще одна картинка с выставки. Мне иногда приходят письма, авторы которых, судя по всему, считают, что мы у себя в редакции только и делаем, что хлещем водку, запиваем ее пивом и хвосты всяким приматам накручиваем. Рискую их разочаровать – не совсем так. О других говорить не буду, а я в общество трезвости пока еще не вступал, однако иногда доводится не только пить, но и с коллегами на профессиональные темы калякать. Так вот, один из них свято верит и готов до кровопролития доказывать, что Иньяки Саес всегда, при любых условиях, ставит свою сборную в позу “4-5-1”. Я стараюсь избегать подобных разговоров и уж тем более не вступать в споры, но опять-таки не верю. Хотя бы потому, что, например, во время первого матча плей-офф с норвежцами в Валенсии четко видел у испанцев на поле сразу четырех форвардов, игравших сплюснутым ромбом – Фернандо Торрес чуть впереди всех, Рауль чуть позади, Рейес слева и Эчеверриа справа. Причем двое последних часто менялись флангами. Помните, в частности, штрафной, после которого испанцы открыли счет? Рейес атаковал вдоль правой бровки, его там снесли, он же оттуда и навешивал. А в другом эпизоде Пуйоль (левый защитник!) с правого фланга выдал поперечный пас налево на Эчеверрию (правого якобы хавбека, который почему-то оказался на месте левого нападающего), который с 10-ти метров пробил выше ворот…

Или такой пример. Вот дайте мне, пожалуйста, точное определение амплуа Роберту Карлуша. Вы, понятное дело, улыбаетесь и говорите: “Да ведь его весь мир знает как левого защитника! Он всю жизнь во всех заявках проходит как защитник! Причем именно левый, а не правый и не центральный. И нечего донимать нас своими дурацкими вопросами!..” А я вам отвечаю – этот “левый защитник” по итогам прошлого сезона стал третьим (!) в Примере после Макаая и Нихата по числу нанесенных ударов по воротам. У Рауля, к примеру, 88 ударов, у Роналду – 89, а у Роберту Карлуша – 105. Ну, конечно, форвардом и я его не назову, но определять человека с такими показателями строго в защитники значит идти против здравого смысла. Очевидно, для него необходимо какое-то новое, свежее определение. А раз так, то и привычная, хорошо всем известная схема “Реала” нуждается в пересмотре.

Но это детали, не влияющие на суть темы, озвученной в заголовке. Если у человека неплохо подвешен язык и развито пространственное воображение, то он с помощью листка бумаги, карандаша, стрелочек и кружочков может доказать все что захочет. И 4-5-1, и 3-4-4… “Что люди ходят на руках и что люди ходят на боках…” ((с) – Стругацкие, “Трудно быть богом”).

Даже я, например, не очень разбираясь в футболе, как-нибудь потом, если будет настроение, с легкостью докажу вам, что в прошлом сезоне “Реал” играл по схеме 2-2(1)-2(1)-1-1. А если вам эта формула покажется слишком громоздкой, то я не менее легко докажу другую – 1-8-1. Только не по горизонтали, как всегда было, а по вертикали…

Но даже обвешанный с ног до головы разными медалями и седой бородой футбольный специалист не сможет объяснить, почему в самом первом матче в истории футбола между сборными Англии и Шотландии, когда англичане играли 1-1-8, а шотландцы 2-2-6 (или 2-1-7, в первоисточниках имеются расхождения), когда в течение 90-а минут попеременно то восемь человек шли атакой на двух, то шестеро или семеро на одного, никому так и не удалось забить ни единого мяча. У меня есть три логических объяснения этому парадоксу: либо организаторы забыли поставить ворота, либо команды не взяли с собой на поле мяч, либо все разговоры о тех “1-1-8” и “2-2-6” – враки… Но это я совсем уж отвлекся.

А хотел я сказать одно – если в вашем распоряжении есть десяток игроков экстра-класса, то абсолютно не важно, какую схему вы изберете. Любая сработает. А в Испании – тем более. Если вы внимательно прочитали главку “Испанцы и футбол”, то должны были понять – испанцы не любят, когда их загоняют в какие бы то ни было рамки. Что бы ни впаривал им на тренировке наставник, каких бы чертей ни рисовал на доске, они точно знают – успех придет, если они сумеют продемонстрировать перед собравшимися поглазеть на них зрителями все свои таланты и способности, весь свой арсенал технических приемчиков. А он у них очень богатый, не сомневайтесь!

До другой крайности – до полной анархии на поле – испанцы, разумеется, тоже не доходят, однако какие-либо схемы воспринимают как неизбежное зло, с которым следует мириться, но которому строго следовать совсем не обязательно. Эленио Эррера дважды привел к чемпионскому титулу “Атлетико” (1950 и 1951) и столько же раз “Барселону” (1959 и 1960), но убить футбол как зрелище своей знаменитой схемой ему удалось только в Италии, потому как и мадридцы, и каталонцы, несмотря на все его усилия, играли в развеселый футбол, где счета типа 4:3, 5:2, 6:0 и 7:1 были обычным делом, а матч “Атлетико” – “Атлетик” в сезоне 49/50 принес результат 6:6.

Спортивные испанские СМИ – “Marca”, в частности – постоянно нагружают своих читателей разнообразными схемами и расстановками, но даже поверхностного взгяда бывает достаточно, чтобы увидеть формальность их подхода – вроде как дань моде. Для “Барселоны”, например, “Marca” соорудила такую конструкцию – “3-2-3-2”. Понаблюдайте за каталонцами хотя бы пару матчей и сами для себя решите, насколько это соответствует действительности.

Пора подытожить. 1) Сам я по жизни недолюбливаю все эти мертворожденные схемы и формулы. 2) Испанцы в данном вопросе, похоже, полностью меня поддерживают. 3) Структура и характер данного материала не способствуют каким бы то ни было теоретическим изысканиям и дискуссиям. Но, с другой стороны, я не вправе игнорировать страсть отдельных читателей раскладывать команды на запчасти и потому, представляя тот или иной коллектив, все-таки буду указывать гипотетическую расстановку игроков по линиям. Прошу только не забывать, что она (расстановка) является плодом фантазии испанских журналистов, а не авторским мнением.

___________

* – вообще в настоящий момент представительство Испании в еврокубках определяется так: 1-4 команды Примеры отправляются в Лигу чемпионов (причем чемпион и вице-чемпион попадают сразу в подгруппы ЛЧ, а 3-я и 4-я команды начинают с последнего квалификационного раунда), 5-я, 6-я и обладатель Кубка Испании – в Кубок УЕФА.

** – победители и счета финалов Кубка и Суперкубка Испании могут быть приведены впоследствии, если наберется достаточное количество желающих их узнать.

*** – тут, очевидно, требуется пояснение. Распределяя поменявшие статус команды в группах Сегунды-Б и Терсеры, испанцы четко и последовательно придерживаются территориального принципа. Как уже отмечалось выше, в Испании 17 исторических областей, каждая из которых состоит из 2-5 провинций. За каждой областью жестко закреплена одна из групп Терсеры (за Андалусией, как самой большой по площади – две группы, а Наварра и Риоха представлены одной). А потому при обмене между двумя низшими лигами в Испании в основном придерживаются территориального, а отнюдь не спортивного принципа.

Напишіть відгук

Заповніть поля нижче або авторизуйтесь клікнувши по іконці

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out /  Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out /  Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out /  Змінити )

З’єднання з %s